Сегодня:  
Мы в соцсетях
СелНовости
Архив статейПровинциальные хроники Программа по переселению кавказцев

Программа по переселению кавказцев

Поехали!

Программа по переселению жителей Северного Кавказа на просторы Центральной России вызывает немало вопросов.

…И они поехали. Один за другим. За короткий срок в Земетчинском районе Пензенской области перебывало полтора десятка делегаций. В основном дагестанцы. Гостей с Кавказа в Земетчинском встречали с распростертыми объятиями. Обрусевший дагестанец Рамазан на радостях резал баранов, жарил шашлыки. Приезжих возили по селам, где на федеральные бюджетные деньги для них уже было куплено жилье. Показывали пустующую, стосковавшуюся по хозяйским рукам землю. Рассказывали о возможностях. Накрывали столы. Между тостами интересовались:

— Чем заниматься хотите? Скотоводством, овощеводством?

переселение кавказцев— Денег хотим, — отвечали приезжие. — Нам сказали, что здесь дадут по 58 тысяч на человека от службы занятости да по 300 тысяч рублей подъемных и беспроцентный кредит на 700 тысяч рублей...

У первого заместителя главы районной администрации Ивана Козина при таких претензиях глаза на лоб полезли. Ему даже плохо стало, показалось, что сейчас грохнется в обморок. Подумал: «Наверное, давление».

— Еще по 50 кубов леса на строительство, — продолжали гости. — Бесплатно. Короче, хозяин, миллиона под два на каждую семью — и разойдемся с миром.

Иван Лихоманенко, глава Кирилловского сельсовета, послал... Нет, не гостей, а нарочного за фельдшером — Козину действительно стало плохо и ему требовалась помощь. Да и сам сельский голова не понимал, всерьез это говорят или шутки шутят.

Лихоманенко тоже переселенец. В свое время бежал с семьей из объятой национальной враждой Киргизии только с тем, что можно было унести в руках, бросив квартиру, мебель все. И никто ему ни суточных, ни подъемных, ни беспроцентных кредитов тогда не предлагал: выживай, Иван Михайлович, как можешь. Он и не требовал. И требовать было не с кого. А тут — по два «лимона» на брата. Да предложи такие условия нашим мужикам, они ни в какую Москву за длинным рублем не поехали бы.

— А что вы нам предлагаете? — горячились гости. — Дома, в которых даже скотину держать стыдно? У нас сараи лучше. Дома, к слову сказать, были обеспечены и водой, и газом, ничем не хуже тех, в каких живет местное население. Дело было не в них. Все оказалось проще. Приезжим в Пензенской области нужны были не работа, не жилье, а только деньги, обещанные там, в Дагестане, местными чиновниками.

Программа эта берет начало в 2010 году. Ее цель обеспечить рабочими местами жителей кавказских республик, больше других страдающих от безработицы и оттого, как объясняли и чиновники, и политики всех мастей, пополняющих отряды боевиков.

Поначалу коллективный разум родил здравую мысль строить производства здесь же, на Северном Кавказе. На сочинских экономических форумах даже демонстрировались инновационные проекты, которые призваны были решить основные проблемы региона. Но то ли проекты были плохими, то ли денег на них не дали, а может, еще по какой важной, с точки зрения чиновников высокого ранга, причине, но программа индустриализации Закавказья вдруг резко поменялась на программу переселения безработных и безземельных горцев на малоосвоенные — или депрессивные, как теперь говорят, — российские территории. Причем не только европейские, но и в Сибирь. При этом регламентирующий все эти действа документ стал называться почему-то «Комплексная стратегия развития Северо-Кавказского федерального округа до 2025 года».

Первоначально, правда, предполагалось, что жители СКФО будут задействованы прежде всего в крупных государственных строительных проектах. Но почему-то повезли их не в близлежащий Сочи, где осуществляется самый крупный государственный строительный проект — олимпийский, а на Урал, который ни сном ни духом не ведал о той роли, какую ему отвели в развязывании «кавказского узла».

Он его и не развязал. Из заявленных 220 человек с первой партией в Свердловскую область приехали 32 жителя Ингушетии. Удержались же всего четверо. Да и для них ни работы, ни жилья не было. Помыкались да и вернулись обратно. То же повторилось и со второй партией.

Осечка, вышедшая со столицей Урала, вынудила чиновников поменять тактику. Идею больших строек сменила идея поддержания продовольственной безопасности страны. Другими словами, горцев поманили в сельскую глубинку. И одной из первых предложила свои земли для приема трудовых мигрантов с Северного Кавказа Пензенская область.

Об этой инициативе трубили во все трубы. И что регион уже принял около сотни переселенцев из Дагестана, а в 2011 году туда приедут еще 50 дагестанцев и 100 ингушей. Что каждый переселенец обойдется областной казне в 330 тысяч рублей. Что муниципальные власти, заинтересованные в приезжих, уже готовят им жилье, намеряют земельные участки и резервируют рабочие места, что едва ли не на перроне, возле вагона прибывшего поезда оформляются документы на кредиты, землю и прописку.

Надо заметить, в Земетчинском районе, который стал одним из базовых по приему мигрантов из Северного Кавказа, свободной пахотной земли нет. Из 70 тысяч гектаров 40 тысяч занимает «Союз-Агро», управление которым находится в руках немцев. Из оставшейся земли основная доля принадлежит компании «Земетчиназолотая нива». Это американцы. Вернее, русские мигранты, вернувшиеся из Америки на свою историческую родину делать свой американский бизнес. Есть еще один инвестор из Москвы. На долю немногих выживших местных сельхозкооперативов приходится не больше 10 процентов обрабатываемой земли.

Нет, не пустующие земли понудили пензенские власти стать инициаторами воплощения столь сомнительной идеи, а пустующие деревни. Самые их работоспособные жители давно уже протоптали дорогу в города — Пензу, Тамбов, Москву. Многие только прописаны здесь, а годами живут гденибудь в Подмосковье. Те же «Союз-Агро» и «Золотая нива» ищут кадры по всей округе и нередко возят рабочих из других районов. И хотя для развития подсобных и фермерских хозяйств паевых участков еще достаточно, немногие оставшиеся местные жители работать на земле не хотят. Смертность здесь давно обогнала рождаемость. По причине миграции сельского населения закрываются сельские школы, детсады, больницы. Деревни умирают... И многодетные мусульманские семьи, по замыслу местных властей, должны были переломить ситуацию.

Губернатор области Василий Бочкарев самолично был в Дагестане, ездил по горным аулам. Его впечатлило, как на бедных почвах крутых каменистых склонов местные жители с помощью кетменя и мотыги выращивают отличную капусту. «Приезжайте, — говорил он дагестанским крестьянам, — у нас есть земля, вода, обустроиться поможем...»

Надо отдать должное губернатору Пензенской области, он принимает всех, кто хочет работать на земле. Здесь у него трудятся и англичане, и американцы, и наши староверы, вернувшиеся из долгой эмиграции в Латинской Америке. Думал, и дагестанцы впишутся в этот интернационал.

Но приезжать стали не те, кто был нужен области, а те, кому область была нужна для своих целей. Или такие, кого и здесь хватает, — пьяницы, бомжи, торгаши, откровенные проходимцы. Рамзан, откушав с ними шашлыка, сам говорил местным чиновникам: «Эти работать на селе не будут».

— У тебя есть стол с телефоном? — допытывался один из приезжих у Ивана Козина. — И отдельный кабинет? И сколько ты за все это заплатил?

Да, менталитет... Некоторым пришлось покупать билеты на обратный путь за бюджетные деньги. Другие приехали и тут же заявили: «Работать по найму не хотим». «А что хотите?» — «Торговать, руководить». Одной дагестанке школа не понравилась — учителя плохие. «Может, ты станешь учительницей, у тебя самой-то какое образование?» — спросили у нее. «А я вообще в школе не училась», — ответила она.

— Какая-то игра в испорченный телефон получается, — сокрушаются в районной администрации. — Мы отправляли в Дагестан конкретную информацию, сами туда ездили, их чиновников приглашали, возили всюду, показывали. Реальную картину рисовали. А они возвращаются к себе и говорят людям: езжайте в Пензу, там золотые горы. Причем, прежде чем дать адрес, требуют от человека выписаться из республики, а потом, когда он и здесь оказывается не нужен и мы на свои деньги отправляем его обратно, на старом месте его не прописывают.

Приезжали многие, остались пока только двое. Те, хотя по национальности и дагестанцы, приехали сюда из Киргизии, где сполна хлебнули междоусобной розни. А приехав, сразу же выкупили ферму вместе со скотом, постройками, техникой и землей.

— Сколько в области закрепилось выходцев с Северного Кавказа? — переспрашивает меня начальник отдела трудовой миграции департамента областной службы занятости Александр Лебедев. — Боюсь, что такой цифры вам никто не назовет. Ее просто не существует. Происходит пока какое-то броуновское движение.

Между тем рожденная в чиновничьих кабинетах инициатива набирает обороты. В Пятигорске создан и уже активно заработал Межрегиональный ресурсный центр. В его планах — переселение ни много ни мало 500 тысяч человек из Северо-Кавказского федерального округа. Он выкручивает руки службам занятости многих российских регионов. — Вот и нам прислали приглашение. Мол, приезжайте, смотрите, забирайте. Как покупатели на рынке. Я предлагал руководителям наших сельхозпредприятий — езжайте, вам ведь кадры нужны. Отказываются. Все напуганы обострением межнациональных отношений, которые произошли в последние годы в ряде российских городов, — говорит заместитель главы администрации Земетчинского района Иван Козин. В конце концов решили послать в командировку на Северный Кавказ главного врача районной больницы... Врачей в районе тоже не хватает.

От редакции

В последние годы на законодательном поле России появилось много законов-пустышек, как их называют сами депутаты. Закон вроде бы есть, а денег под него не выделено, и он не работает. Или обосновывается вроде бы хорошая, полезная для людей идея и деньги под нее выделяются, но в организационном, социальном, культурном и т.д. планах она детально не прорабатывается и в итоге так и остается лишь благой идеей. Зато все, кажется, при деле — и чиновники высшего звена, и чиновники на местах. Только вот дело-то само не двигается и проблемы, часто очень важные для государства, не решаются. Или, наоборот, решаются так, что, как говорится, лучше бы за них и не брались. Поскольку не известно, как эти «мудрые» решения аукнутся со временем стране.

Автор: Александр Калинин, Земетчинский район, Пензенская область

Поделиться

Отзывы

Тетя Клава | 06.07.2011, 00:41

Шедевр!
Прекрасный материал, снимаю шляпу!

Другие публикации

Как казаки с пьянством боролись
Как один мужик решил весь мир холодом…обогреть
Запрет на животных в цирках?
Дерево желания
Если мы останемся людьми