Сегодня:  
Мы в соцсетях
СелНовости
Общество Как инвалид Великой Отечественной войны живет за дверью

Как инвалид Великой Отечественной войны живет за дверью

Как инвалид Великой Отечественной войны живет за дверьюКак инвалид Великой Отечественной войны живет за дверьюКто в теремке живет?

Уже два года инвалид Великой Отечественной войны Михаил Павлович Рышков живет за дверью. В однокомнатной квартире площадью 17,2 квадратного метра ветерану выгородили наиболее укромный уголок - задвинули за дверь диван. Здесь дед ночью лежит и кашляет, а днем сидит, обсуждает со своей любимицей и круглой отличницей правнучкой Катей школьные задания, да и остальным членам семьи пытается указания раздавать. Старшие домочадцы дедовы замечания мимо ушей пропускают, но и уважение ему не забывают оказать. Да и как иначе, если пенсия инвалида войны - на сегодняшний день фактически единственный их источник дохода?
За дверь ветерана привела не столько его собственная судьба, сколько разруха и беспросветность всей сельской жизни. Пока жива была супруга, а ноги еще ходили, жил дед Миша в своем родном селе, суетился по хозяйству и даже пытался кое-как подстроить свою разрушающуюся от старости хату. Но когда умерла хозяйка, все пошло прахом. Мало того что здоровье старика пошатнулось, хата покосилась, так со своей немыслимо большой, по сельским меркам, пенсией стал он объектом, привлекательным для местного криминала. Уже лет пять, как в обезденежевшей курской глуши сельские пенсионеры - главные жертвы бандит¬ских нападений. Благо, если местная пьянь у них просто пенсии отнимает, а то ведь и убивают несчастных.
В этой обстановке не забрать деда к себе родные просто не могли. Да вот ку¬да? Единственная дочь жила в однокомнатной квартире в деревне Ворошнево, в которой ютились шесть человек. Но потеснились, приняли деда и стали, как в русской народной сказке «Теремок», жить всемером.

Семья за бортом

Беда, однако, никогда не приходит од¬на. В год дедова переезда на новое место жительства потеряли работу все его родст¬венники. Вместе с пятью сотнями таких же, как они, работников бывшего совхоза «Гуторовский», так сказать, оказались за бортом экономических преобразований. Впрочем, перемены, происходящие в последние годы в этом некогда элитном и богатом хозяйстве, иначе как абсурдом не назовешь. Расположенные вблизи областного центра девять с лишним гектаров отстроенных по всем агрономиче¬ским правилам теплиц, производящих зимой и летом самую популярную во всей округе овощную продукцию, пали жертвой спора хозяйствующих субъектов. Вроде бы солидные люди, купившие хозяйство за бесценок, просто закрыли его на замок, а коллектив уволили. И пошло местное население по биржам да по подработкам. Только какой при этом доход? Муж внучки деда Миши имеет четыре рабочие профессии, да только никому они теперь не нужны.

За льготами - по-пластунски

Справедливости ради надо признать, что в свои 83 года дед Миша - единственный из членов этой семьи, кто не обделен некоторым вниманием государства. Правда, пенсия да медальки к круглым датам - пока единственные ветеранские преимущества. Более того, всякая попытка выбить положенные льготы пока лишь добавляет боли ветеранскому сердцу. В год юбилея Курской битвы хотели Михаила Павловича в знаменитый госпиталь ветеранов отправить. На всю округу гремит это учреждение, самому президенту Путину демонстрировали его светлые палаты. Только не попал дед Миша в этот ветеранский рай. Не понравилось персоналу, что плохо ходит инвалид и вообще своим болезненным видом не внушает доверия. Вердикт современных эскулапов сразил ветерана не хуже чем немецкие осколки, сделавшие его инвалидом в 1942-м. Пришел он в госпиталь на своих двоих, а выносили его уже на руках - прямиком на родной диван, за дверь.
К новому юбилею загорелась в сердце инвалида новая надежда. Услышав обещание Кремля обеспечить к 60-летию Победы всех ветеранов квартирами и бесконечные рапорты о вручении инвалидам автомобилей, подал дед новые прошения. Ответы не заставили себя ждать. На словах все ветерану сочувствуют. Из Кремля прислали указание областным властям разо¬браться. Председатель областного совета ветеранов войны генерал Михаил Овсянников возмущался такими вот «единичными фактами жилищных проблем ветеранов ВОВ». Ходатайствовал за инвалида и председатель районного совета ветеранов, полный тезка знаменитого генсека Леонид Брежнев. Шлет прошения област¬ному начальству глава местного сельсовета Галина Кириченко.

Да вот только деду и его семье от шуршания бюрократических бумаг пока не легче. Одна радость - в конец очереди на получение машины деда все же поставили. Значится там Михаил Павлович Рышков 1905-м. При нынешней убыточно¬сти областного хозяйства, может быть, лет через десять и порадуют старика.

Чувствуя безвыходность ситуации, однажды, когда никого дома не было, дед Миша даже сам пополз за льготами. Как и тогда, в 1942-м, передвигался по-пластунски, да вот только уже силы не те. Со¬седи нашли плачущего от боли и обиды старика в подъезде на порожке. Кстати, в прошлом году в Ворошнево уже был случай, когда ветеран, ровесник деда Ми¬ши, уставший бороться за льготы, просто взял да и наложил на себя руки.

Впрочем, в последнее время напрашивается и еще один весьма необычный способ решения проблем инвалида дяди Миши. Недавно недалеко от Курска выделили землю под кладбище немецких солдат, останки которых свезут аж из шес¬ти регионов. В связи с открытием в год 60-летия Победы этого мемориала куряне ожидают поступления дополнительных доходов от гостей из Германии, которые уже заказывают туры для посещения могил своих дедов. Так вот, может быть, чудом выжившему деду-победителю сесть с протянутой рукой у мемориала бывшим врагам - глядишь, и наберет подаяние на решение своих проблем в твердой валюте.

Автор: Алексей Блинков, Курская область

Поделиться

Отзывы

Комментариев к статье нет!

Другие публикации

Как стать успешным массажистом
Криоконсервация биоматериала: как заморозить клетки
И тогда мы сами построили школу
Подборка писем к юбилею Победы
Как установить памятник: общие и специфические рекомендации