Сегодня:  
Мы в соцсетях
СелНовости
Архив статейЭкономика Что нужно России в Арктике?

Что нужно России в Арктике?

Большой арктический привет
Россия нажимает на газ

Прошедший август оказался богат арктическими новостями. Речь идет не о долгожданном похолодании после жуткой жары, а о том, что в Арктику зачастили российские экспедиции. Сначала туда отправился флагман полярного флота корабль «Академик Федоров», потом Северным морским путем российский крупнотоннажный танкер повез нефть в Китай. И, наконец, российский премьер-министр Владимир Путин посетил заполярный поселок метеорологов.

О чем можно говорить с метеорологами? Конечно же, о погоде. Тем более, что в Арктике вся погодная каша и заваривается. Но, обратите внимание, кроме погоды речь зашла о Северном морском пути. Премьер говорил о планах его активного использования. А это, господа, уже не погодная каша — политическая. Дело пахнет нефтью, газом и другими полезными ископаемыми. Сейчас по Севморпути Россия перевозит 2 млн. т грузов в год, а могла бы все 30. И именно к этому и идет дело. Ведь Севморпуть — кратчайшая морская дорога из Европы в Азию. По этому пути и отправился целый караван судов — крупнотоннажный танкер в сопровождении двух ледоколов. Согласитесь, только ради того, чтобы перевезти несколько сотен тонн нефти, Россия не стала бы рисковать. Ведь до сих пор танкеры по этому пути в Китай не ходили, тем более крупные. Да и сопровождение двух ледоколов казне обойдется в довольно круглую сумму. Но затраты того стоят. Ведь на кону стоит наше присутствие в Арктике.

Российский триколор и другие интересы

Времена, когда вся страна с замиранием сердца следила за дрейфующими на льдине полярниками, ушли в прошлое. Профессия полярника обычной, конечно, не стала, но к научным полярным станциям на арктическом льду страна привыкла. А потом пришлось резко отвыкать. До Арктики у России все никак руки не доходили. И вот теперь все оживилось.

С начала нового тысячелетия наша страна стала активно бороться за свои арктические владения. Как вы помните, в 2007 году много шума наделала российская экспедиция в район Северного полюса. Тогда глубоководные аппараты «Мир» впервые в истории опустились на дно Ледовитого океана и установили под самым Северным полюсом титановый российский триколор. Но это был лишь пиар-ход. На самом деле экспедиция собирала научный материал, чтобы доказать: подводные хребты Ломоносова и Менделеева — продолжение российской территории, и Дания, которая приписывает их Гренландии, к ним не имеет ни малейшего отношения.

Да, господа, в Арктике начинается период активных территориальных споров. Хотя официально еще ни одна страна не предъявляла России претензий по шельфу, разногласия существуют. Полярные границы России установлены в 1926 году. По воде граница тянется через Северный полюс от Кольского полуострова до Берингова пролива. Тогда существовало так называемое сегментное деление Арктики на зоны экономических интересов. То есть от Северного полюса провели линии, как бы разрезав огромный арктический «пирог» на дольки.

Каждой стране досталась определенная порция «пирога». И до 1997 года, пока Россия не подписала Конвенцию по морскому праву, наша территория была самой большой — от Чукотки до Мурманска. США же располагали всего 10% арктической территории. После принятия конвенции площадь территории, принадлежащей России, сократилась в разы. Ведь по Конвенции прибрежные государства считают своей территорией 12-мильную зону от берега и имеют доступ в 200-мильную экономическую зону от береговой линии. Дальше идут нейтральные воды. Чтобы претендовать на территорию более 200 миль, надо доказать, что шельф от берегов страны выходит за пределы этой зоны. Для России это означает, что она должна доказать: хребты Ломоносова и Менделеева — часть Восточно-Сибирской платформы. А потом направить заявку с соответствующим научным обоснованием в Комиссию ООН по границам континентального шельфа.

В 2001 году мы уже пытались перераспределить арктическую территорию в свою пользу. Но тогда наши претензии комиссия признала недостаточно обоснованными. Ведь Запад считает, что хребты Ломоносова и Менделеева океанического происхождения.

Вот и отправляются теперь в Арктику российские научные экспедиции. Но за официально поставленными перед ними академическими задачами угадывается политика. На основе собранных экспедициями материалов Россия собирается обосновать свое право более чем на миллион квадратных километров арктического шельфа. А это, между прочим¸ соизмеримо с территорией Западной Европы.

Россия в своих претензиях не одинока. Дания и Канада тоже не прочь отхватить для себя кусок арктического «пирога» и потому доказывают, что пресловутый хребет является продолжением их территории. Включились в борьбу за шельф и США с Норвегией. Спешит «засветиться» в Арктике даже Китай, который к Северному полюсу вроде бы не имеет ни малейшего отношения. Во всяком случае, ледокол «Снежный дракон» уже дважды входил в арктические воды. Южная Корея пока свой ледокол только закладывает. Так что у нее еще все впереди.

Зачем нам белое безмолвие?

Спрашивается: из-за чего весь сыр-бор? Из-за льда? Белых медведей? А вот и нет. Арктику уже никто не считает мертвой территорией. Под бескрайними льдами скрываются 7% известных на сегодня мировых запасов нефти и треть мировых запасов газа, а также большие запасы золота, алмазов и других полезных ископаемых. Причем проведенное Геологической службой США всестороннее исследование Арктики показало, что львиная доля крупных месторождения может обнаружиться в спорной зоне.

Северный полюс в этом отношении никакого интереса не представляет. Добывать нефть или газ с глубины четыре километра — утопия. Не изобретена еще такая технология, которая позволила бы все богатства взять из-под такой толщи льда. Но в 25 районах Арктики есть запасы нефти, и добыть ее — станет задачей ближайшего будущего.

Впрочем, Арктика богата не столько нефтью, сколько газом. Причем большая часть неразведанных запасов газа находится как раз в российской зоне. В общем, России освоение арктических просторов выгодно. Есть, правда, здесь одно «но». С газом в мире дела обстоят куда лучше, чем с нефтью. И все равно арктическая «овчинка» выделки стоит: огромный кусок территории, на который претендует Россия, дает нам большие преимущества. В том числе и в политических играх.

По нашим следам

Это прекрасно понимают наши арктические соседи. Не зря ведь сразу после завершения арктических российских экспедиций в Арктику наведались американцы. При этом они не скрывали своих намерений доказать право Соединенных Штатов на расширение континентального шельфа Аляски. Да-да, американцы собираются доказать, что подводный хребет Ломоносова — продолжение материковой территории Северной Америки. Докажут — получат приоритетное право на разработку нефти и газа в этой акватории. Одним словом, американцы, образно говоря, тоже хотят застолбить в Арктике свои нефте- и газоносные участки. А для этого без шума и пыли американские ученые намерены составить трехмерную карту дна вблизи Чукотского моря.

И хоть США прилюдно изобразили смущение и заявили, что их экспедиция вовсе не ответ на визит россиян к Северному полюсу, никто им не поверил. Ведь после того, как Россия установила свой флаг под Северным полюсом, Госдеп США заявил, что никакого юридического веса это событие не имеет и свои претензии на шельф в спорном районе Россия должна доказывать на основе научных изысканий. Расшифровываем. В переводе на недипломатический язык это означает: в пику нам американцы полагают, что континентальный шельф Аляски может простираться на 600 миль от береговой линии США, как мы уже сказали, хребет Ломоносова входит аккурат в заявленную зону. А пока суд да дело, Штаты спешно возводят на берегах Аляски две новые базы береговой охраны. В это же время Конгресс США принимает новую национальную Арктическую программу.

Не дремлют и канадцы. Они распространили закон о загрязнении вод в Арктике на 200-мильную зону на севере. Вроде бы чисто экологическое деяние вызвало возмущение других стран. Прежде всего Дании и США. Кстати, до того, как объявить о расширении зоны своей экологической ответственности в Арктике, Канада провела в этом районе крупнейшие в истории страны военные учения.

Примеру канадцев последовала Норвегия. Она распространила свое экологическое законодательство на шельф Шпицбергена, который до сих пор считался международными водами. А в районе Шпицбергена у России тоже есть свой интерес.

Ну, а Дания готовится к решающей схватке в споре о том, кому же принадлежит Северный полюс и прилегающая к нему территория. Остается только добавить, что примерно на ту же самую территорию претендует и Россия.

Серые арктические будни

Но как бы СМИ ни нагнетали страсти, война за Арктику если и будет, то только словесная. Политикам будет на чем отточить свое красноречие и заработать лишние очки перед выборами. Ведь если говорить о России, Арктика — это пятая часть территории страны, на которой, правда, живет всего 1% россиян, 11% ВВП и 22% нашего экспорта. О нефте и газе говорить можно лишь в сослагательном наклонении — оценки их неразведанных запасов пока приблизительные. Ясно лишь, что они весьма и весьма значительные.

Пока лучшие умы бьются над тем, как достать и разведать то, что скрывается под толщей льда, практики все громче говорят о том, что для нас лучше синица в руках, чем журавль в небе. Высокие и очень дорогостоящие технологии — это в будущем. Сами подумайте. Буровую платформу в дрейфующих льдах не установишь — любой более-менее крупный айсберг, столкнувшийся с ней, станет причиной экологической катастрофы. Так что добыча нефти и газа в Арктике пока под очень большим вопросом. Это к вопросу о журавле в небе.

Что до синицы в руках, то у России уже есть арктические просторы. Вот и надо их осваивать и развивать. А заодно приближать к цивилизации районы Крайнего Севера. Освоение нефтегазовых месторождений, в частности Штокмановского, пусть идет своей чередой. Но не надо забывать и о восстановлении Северного морского пути и воссоздании полярных научных станций. В России по всему арктическому побережью разбросаны такие полузаброшенные поселки, в которых ждут, когда о них вспомнят на Большой Земле, последние энтузиасты. К этим-то энтузиастам и наведался недавно премьер-министр. Итог встречи можно было предугадать заранее — Россия будет наращивать свое присутствие в Арктике, и энтузиасты получат приличное материальное и моральное подкрепление. А там, глядишь, и заброшенные поселки оживут. Потому что 1% населения страны для постоянного присутствия в Арктике все-таки маловато. Если, конечно, речь идет не о словесных декларациях, а о серьезных намерениях, которые намерения принято подкреплять материальными и людскими ресурсами.

Еще одна проблема, требующая немедленных действий — восстановление Северного морского пути. Его надо использовать в полную силу, создать условия для международного судоходства.

Кстати, чтобы придать нашим аргументам в споре за арктические территории больший вес, хорошо бы создать в Арктике особо охраняемые природные территории — заповедники, национальные парки и заказники. Это кроме охраны уникальной природы русского Севера, островов и архипелагов Ледовитого океана будет свидетельствовать об ответственном экологическом поведении России. Другими словами, почему бы нам не последовать примеру наших арктических соседей и не расширить зону своей экологической ответственности в том числе и на спорные территории, тем самым как бы негласно взять их под опеку России? Эксперты полагают, что этот шаг послужит России только во благо.

Автор: Светлана Любошиц

Поделиться

Отзывы

Комментариев к статье нет!

Другие публикации

Запрет на ввоз белорусского молока
Должникам государство не поможет
Как выбрать хорошую рыбу?
Как получить звание «Ветерана труда»
Сертификацию продуктов отменят