Сегодня:  
Мы в соцсетях
СелНовости
Архив статейЭкономика Зэки вместо гастарбайтеров

Зэки вместо гастарбайтеров

Возьмут ли "сидельца" на работу?

Недавно Общественная палата предложила заменить гастарбайтеров бывшими заключенными, освободившимися из мест лишения свободы. Честно говоря, ничего нового в этом предложении нет. Раньше подобные инициативы уже исходили от Российского клуба православных меценатов, Московской патриархии и Минюста РФ. А в августе прошлого года о том же самом заикнулся и начальник ГУФСИН по Красноярскому краю Владимир Шаешников.

Новое — забытое старое

В советское время мы уже проходили нечто подобное. В те годы практически каждое мало-мальски крупное предприятие имело спущенные сверху квоты на трудоустройство бывших "сидельцев". И попробуй эти зарезервированные за отбывшими срок зэками рабочие места не заполнить! Быстренько схватишь выговор по партийной линии и вообще неприятностей не оберешься. Худо-бедно, пусть и в принудительном порядке, но система реабилитации и социализации бывших нарушителей закона работала. Была ли она эффективна? Ответить на этот вопрос сейчас, боюсь, невозможно. Рецидивистов и в те времена было достаточно. Другое дело, что отбывший заключение человек получал хоть минимальные, но гарантии трудоустройства.

Сейчас времена изменились. Вышедший на свободу человек пытается порвать с прошлым, начать жить по-другому. Ведь, вполне возможно, что до того, как совершить преступление, он был квалифицированным рабочим, менеджером, инженером и т.д. Кстати, срок в принципе может получить и профессор, и вузовский преподаватель, и управляющий крупным супермаркетом. Трудоустроиться после освобождения по специальности такому человеку ой как непросто, но, в общем-то, возможно. В конце концов, квалифицированный рабочий всегда найдет себе место на промышленном предприятии, а слесарь-сантехник — в коммунальном хозяйстве. Но так рассуждает только дилетант. На самом деле на приличные рабочие места всегда есть конкуренция, и выиграть это соревнование бывшему зэку практически невозможно. Работодатель отбывшему срок наказания почти всегда откажет: кто его знает, чему он в зоне научился и каких дружков приобрел. А может, это алкоголик или наркоман? В общем, лучше для собственного же спокойствия с такими "ненадежными" кадрами не связываться.

Так что проблема трудоустройства и адаптации в обществе бывших заключенных никуда не делась. И многие политики, общественные деятели не устают повторять, что должна быть соответствующая федеральная программа по трудовому переобучению бывших преступников в зависимости от потребностей в кадрах того или иного региона.

В принципе труд освободившихся из мест заключения можно использовать совершенно в разных сферах — и в сельском хозяйстве, и в коммунальном, и в промышленности. Естественно, им нельзя поручать работу, связанную с обучением или лечением людей, нельзя привлекать их в сферы, связанные с государственной или коммерческой тайной, если человек отбывал наказание за финансовые махинации или нарушения, само собой разумеется, что в область, связанную с денежным оборотом, ему путь заказан. Остальные же вакансии для него открыты.

Увы, это только слова. На самом деле у прибывших из мест лишения свободы на рынке труда есть очень серьезные конкуренты — гастарбайтеры. И в матче бывшие зэки — гастарбайтеры счет пока что в пользу последних.

Что нам предлагают

Может, поэтому руководство Федеральной системы исполнения наказаний так озаботилось тем, чтобы обязать работодателей чуть ли не в принудительном порядке заменить всех поголовно гастарбайтеров бывшими "клиентами" своей системы. Начальник ГУФСИН по Красноярскому краю Владимир Шаешников прямо так и сказал: мол, муниципалитеты должны помогать в трудоустройстве тем, кто освободился из мест лишения свободы. Как? А предусмотреть для бывших зэков специальные квоты на выделение рабочих мест. Возьмите многочисленные стройки. На них сплошь и рядом работают ребята из стран ближнего зарубежья. Или дворников. Что мешает отдать эти места бывшим заключенным? И кому, как не местной власти порадеть о благе ближнего?

Кстати, к благому делу социализации "сидельцев" намерена активно подключиться православная церковь. Решиться принять на работу бывшего зэка значит пойти на заведомый риск, поэтому Российский клуб православных меценатов вместе с Московской патриархией задумал оригинальный проект. В нем участвуют только верующие заключенные. За пару месяцев до освобождения меценаты (потенциальные работодатели) и представители церкви тщательно изучают характеристику из колонии, выписки из дела, чтобы знать, чем "прославился" кандидат на рабочее место. Спросят и мнение местного батюшки. В конечном итоге свое веское слово говорит православный психолог. И только после этого отбора человек получает приглашение на работу на одно из предприятий, возглавляемых членом клуба православных меценатов. Затеявшие эксперимент верят, что подобная система трудоустройства поможет вытеснить мигрантов с российского рынка труда.

Тем более, что кое-где лед уже тронулся. Так, например, в Ленинградской области на стройках одной из строительных компаний вместо гастарбайтеров уже вовсю работают заключенные. Контракт со строительной компанией заключила 5-ая исправительная колония. Попавший в колонию заключенный все равно, чтобы оплачивать свое содержание в ней, вынужден работать. Так почему бы вместо того, чтобы шить рукавицы не повкалывать на стройке? Все, между прочим, законно: осужденный волен выбрать из нескольких предложенных ему рабочих мест любое. Контролирует заключенных на стройке работник колонии, а возит их на работу и обратно — строительная компания. Как уверяет руководство компании, с экономической точки зрения разницы между зэком и гастарбайтером нет.

Подобный опыт есть и на Нижнетагильских предприятиях. В цехах, куда местное население работать не идет, еще с советских времен используется труд заключенных. Благо, в окрестностях колоний хоть отбавляй. И 90% осужденных, освободившись, приходят работать туда, где их уже хорошо знают.

Работодателю хорошо: человек уже знает, что его ждет, владеет нужными навыками и умениями. Ему выделяют место в общежитии, дают прописку. В общем, на вредных и грязных производствах (в машиностроительной отрасли, на металлургическом заводе, горнообогатительном предприятии) бывшие зэки довольно выгодны. Ведь этот контингент ценит предоставленную возможность зарабатывать деньги, тем более, что в колонии они приобретают профессию. Ведь сейчас в системе исполнения наказаний зэкам дают возможность не только работать, но и учиться и овладевать профессиональными навыками. Во многих колониях есть школы или учебно-консультационные пункты.

При желании, кстати, можно и высшее образование дистанционно получить. Таких примеров единицы, но они есть. Многие предприятия уже предпочитают обучать осужденных для своих нужд и обеспечивают колонии своим оборудованием и учебными методиками. В результате осужденные получают профессию, предприятие решает проблему дефицита кадров, а милицейское начальство уповает на уменьшение числа рецидивистов.

Что из этого выйдет?

Какой бы кризис ни бушевал на дворе, а рабочие руки нужны всегда. Плотники, столяры, слесари и сантехники, электрики всегда числятся в базе вакансий. Разнорабочие на стройках тоже в их числе. До недавнего времени острый дефицит многие города испытывали и в дворниках. Проблему решили просто — набрали гастарбайтеров. А что? Квалификации у них нет, но чтобы метлой работать, она и не требуется. К тому же работать за сущие копейки и жить в нечеловеческих условиях ни один местный житель не захочет. Более того — гастарбайтер никогда не возмутится, если ему не вовремя выдадут зарплату, не дадут отпуск или сделают из зарплаты вычет неизвестно за какие провинности. А если возмутится — заменить его другим таким же безответным работником работодателю особого труда не составит.

Мигранты выгодны еще и потому, что на работу их оформляют в обход всех законов и правил. Ни отчислений в пенсионный фонд, ни страховых взносов, ни тем более налогов на фонд заработной платы работодатель в этом случае не платит. Сэкономленные денежки кладет себе в карман и очень этим обстоятельством доволен.

Довольны, между прочим, и местные жители. Никогда еще столичные улицы так тщательно не убирали. И совсем не обязательно пришедший на смену гастарбайтеру бывший "сиделец" будет махать метлой так же старательно. К тому же дворник очень много знает: кто где живет, на какой машине ездит, к кому ходит няня, а к кому — бабушка. При случае он может стать и наводчиком. И где гарантия, что освободившийся из мест лишения свободы человек, устроившийся дворником, не шепнет на ушко своим дружкам, где что лежит и как до этого добра быстрей добраться? Как вам такая перспектива?

Что касается рыночных грузчиков и продавцов в супермаркете, то представьте на минутку, что место улыбчивой молдаванки или узбечки занимает разбитная жительница Тульской области, которая зажравшихся москвичей ненавидит лютой ненавистью и к тому же отбыла в колонии срок за кражи. Представили? Улыбаться расхотелось? То-то же.

Работодателям бывшие зэки тоже не очень нравятся. Российским гражданам вынь да положь все, что полагается по закону. И оформлять их придется по Трудовому кодексу, и зарплату платить официально, пусть и меньшую, чем обычному работнику. И отпуск придется предоставлять, и больничный оплачивать. И налоги соответствующие в казну отчислять. Так что гастарбайтер, как бы государство соловьем ни разливалось, по сравнению с бывшим сидельцем имеет массу преимуществ. И победить таким образом нелегальную трудовую миграцию вряд ли удастся.

К тому же бывший заключенный должен всегда иметь выбор. Но ему если и предлагают, то исключительно низкоквалифицированную или не требующую квалификации работу за сущие копейки. Социальная поддержка тем, кто освободился, безусловно, нужна. Но разве можно считать поддержкой предложение поработать там, куда при других обстоятельствах человек ни за что бы не пришел? В этом случае завязавший было с прошлым человек найдет себе занятие более выгодное, даже если оно окажется незаконным. Ведь тюрьмой его уже не испугаешь. Выходит, и сами осужденные не очень-то жаждут сменить гастарбайтеров.

Вывод напрашивается сам собой. Государство должно сделать так, чтобы предпринимателям было выгодно брать на работу бывших зэков, а сами освободившиеся имели бы приличный выбор вакансий не только на низкоквалифицированную работу, но и на работу по своей специальности (если это не противоречит закону). На Западе подобная система уже существует. Там реабилитацией бывших заключенных занимается масса общественных организаций, есть даже специальные клубы. Вступая в такой клуб, человек получает возможность выбора и места работы, и специальности. Скажем, бывший врач может устроиться либо по своей специальности (но на более низкую должность), либо бесплатно получить другую профессию. Чем не пример для подражания?

Автор: Светлана Любошиц

Поделиться

Отзывы

владимир | 14.08.2012, 02:36

добрый день!живу в украине в крыму!освободился с туб зоны в херсоне и вроде все хорошо лечился своими силами так как по освобождению у меня нестало родных и дома вот вылечился и меня тубдиспансер так и достал ! пошел сдал все анализы а они мне говорят у вас иммунитет на нуле сдал им кровь с вены и уже месяц нет ответа! а то что говорят для туб больных все бесплатно "вранье" я человек справедливый и такое им чудил что они мне не рады "перчатки им купи маски повыдумывали шприцы купи или оставьте деньги за шприц!"а мне помочь некому щас чтоб нормально подлечить то что иммунитет поднять сделать все анализы надо не менее 5000 долларов !а в зону просто не желаю нет желания лучше пусть люди прочтут и может кто то и поможет!vova_shurup@rambler.ru

Другие публикации

Плюсы и минусы удаленного труда
Хочешь работать — езжай в Сибирь
Как получить звание «Ветерана труда»
Как получить статус безработного
Легализация гастарбайтеров в России