Сегодня:  
Мы в соцсетях
СелНовости
Архив статейОбщество Национальный вопрос в школе

Национальный вопрос в школе

«Пятая» графа умерла. да здравствует национальный вопрос?

Национальный вопрос в школеПомните заключительные кадры старого советского кинофильма «Цирк»? Крохотного негритенка зрители цирка передают с рук на руки и поют ему колыбельную – каждый на своем национальном языке. Интернационализм в советское время действительно проповедовался со всех трибун. Что не мешало включать во все без исключения анкеты пресловутую пятую графу – национальность. И скольким же людям эта графа испортила карьеру!
Впрочем, кто сейчас об этом помнит? Графы давным-давно нет, но вопрос о национальности с повестки дня не снят. Вот лично вы как называете дворников и разнорабочих с иным разрезом глаз и плохо говорящих по-русски? А если рядом ребенок? Точно так же, да? Вот и я о том же: графы нет, а вопрос и проблема остались. Причем проблема-то довольно острая. И о детях я не зря вспомнила. Ребенок, как губка, впитывает все, что говорят взрослые, их отношение к окружающим поневоле передается и ему.

Задаю вопрос сыну своего знакомого (ему десять лет), как в его школе относятся к детям других национальностей. Он искренне меня не понимает.
- Если кто-то задается или дерется, мы его проучим – и все.
- А тебя в школе дразнят? Бьют?
- А меня-то – за что? Я списывать всегда даю и непонятное, если спросят, объясняю. И друзей у меня много. Могут заступиться.
- Да ты на него посмотри! Какой из него драчун? – папа чуть не умирает со смеху. – Борь, ты какой национальности?

Национальный вопрос в школеСмуглый, кудрявый, темноглазый с восточным разрезом глаз мальчик и его папа – тоже кудрявый брюнет, только белокожий просто заходятся от смеха. Еще бы – вопрос не в бровь, а в глаз. Папа – еврей, мама – татарка. Для евреев национальность ребенка считается по матери, значит мальчик татарин. А у татар национальность – по отцу. То есть для татар сын моего приятеля – еврей.

А как «вычислить» национальность внучки еще одной моей знакомой? У самой бабушки мать русская, отец армянин. Дочка вышла замуж за таджика, причем с «таджикской» стороны вмешивались еще и греческие, и азербайджанские родственники. Впрочем, у нас всегда били не по паспорту, а, как в том анекдоте, по морде. Вот с «мордами» у моих знакомых напряг. Цвет кожи, волос да и разрез глаз немного отличаются от славянских. Но в школе-то их за это не бьют и не дразнят! А если бьют и дразнят, то не их и совсем не за цвет кожи или разрез глаз.

Так как же все-таки наши дети относятся к своим сверстникам другой национальности? Существует ли в наших школах национальный вопрос? И если существует, то к чему это приводит?

Наших бьют или чужих?
Данные социологов противоречивы. С одной стороны, в разгар кризиса 2008 года в обществе явно кипели страсти еще и по национальному вопросу. А, например, в Москве они, по-моему, во всяком случае, на бытовом уровне вообще не затихают. Но это среди взрослых. Что касается школ, то, если судить по данным социологических опросов, в них «национального вопроса» нет. Многие родители отмечают, что в классе вместе с их ребенком учатся дети разных национальностей. И только 1% опрошенных видят в этом негатив. 10% же уверены, что это замечательно. 11% вообще не замечают, чтобы многонациональный состав класса как-то повлиял на отношения учеников.

В то же время родители отмечают, что "бывают разногласия", "вражда", "могут быть драки", "постоянная ругань", "иногда непонимание – и ребенок другой национальности остается один". Отмечают взрослые и агрессивность некоторых детей – представителей национальных меньшинств. И, конечно же, говорят о сложностях преодоления языкового барьера и трудностях, из-за этого возникающих. Например, если в классе есть дети, плохо владеющие русским языком, учителю работать намного сложнее. Детям же из-за незнания или плохого знания русского языка сложнее наладить нормальные отношения со сверстниками. На их долю достаются и насмешки из-за сильного акцента и плохой успеваемости. Это – об отрицательных сторонах многонационального состава класса. Среди положительных моментов – дети учатся дружить независимо от национальности: "дети общаются и не обращают внимания, кто какой национальности"; "на национальность не смотрят – это дети". Нашлись среди опрошенных и такие (2%), которых возмутила сама постановка вопроса о национальности: "все дети равны, и вообще национальность не имеет значения", "как можно делить на национальности?", "какая разница, какие у них национальности?".

Национальный вопрос в школеМежду прочим, даже родители, ребенок которых относится к национальному меньшинству, очень редко говорили о том, что проблемы возникают именно на национальной почве. Лишь 1% родителей сказали о том, что в их классе дети разных национальностей ссорятся между собой чаще. 2% говорят совершенно об обратном: дети разных национальностей, по их мнению, ссорятся намного реже. 14% считают, что на детские ссоры национальный вопрос не влияет. И, конечно, у детей, которые учатся в многонациональных классах, обязательно есть друзья другой национальности – об этом заявили 16% родителей.

Школа школе рознь

К великому сожалению, межнациональным отношениям среди детей общество не уделяет пристального внимания. Куда больше разговоров ведется о проблемах, связанных с гастарбайтерами или с отношениями между диаспорами. О детях – молчок. Между тем, в Москве, по данным последней переписи населения, 15% населения – представители национальных меньшинств. Потому и надо обращать пристальное внимание на отношения ребят разных национальностей не только друг с другом, но и с учителями. Помню разговор с директором одной из школ в московском районе Капотня. Она показывает наугад взятый журнал одного из классов. Славянских фамилий не очень много. Но, по словам того же директора, дети, чьи родители не являются коренными москвичами, просто зациклены на учебе.

- Кто у вас отличники?
Национальный вопрос в школеВ ответ слышу азербайджанские и армянские имена и фамилии. Почему? Да потому, что дети знают: им столицу надо во что бы то ни стало завоевать и пробиться чуть повыше, чем их родители. А надеяться они могут только на себя. Родители, увы, им в этом не помощники. Самая насущная проблема – русский язык. Поэтому на базе некоторых московских школ открыты школы русского языка. В них обучаются дети мигрантов. Сначала они осваивают русский язык, а потом уж догоняют сверстников по другим предметам.

Еще один выход из ситуации – школы с этнокультурным компонентом. Сначала они создавались прежде всего для детей определенной национальности. По прошествии же многих лет стали пусть не самыми обычными, но районными школами. И учатся в них дети в том числе и из окрестных домов. У метро «Каховская» есть школа с этнокультурным армянским компонентом. На одном из концертов корейцу, лихо станцевавшему армянскую лезгинку, зал аплодировал стоя. - Гордость нашей школы, - скромно заметила директор. Как вы думаете, в этой школе дети могут подраться из-за «неправильного» разреза глаз или другого цвета кожи? Между прочим, здесь школьникам из армяноязычных семей факультативно преподают русский язык (плюс к основным урокам), а русскоязычным ученикам – армянский. Кроме армянского языка изучают арабский, персидский и английский.

Одним словом, националисты из учеников этой школы еще те выйдут!
Очень многое зависит и от преподавателя. Он должен уметь объяснить детям, что такое толерантность. В Западном административном округе столицы в школах даже специально уроки толерантности проводят. На них социальные педагоги и психологи учат детей чувствовать чужую боль как свою, ставить себя на место другого человека.

Но главное все-таки не школа, а семья. Когда малыш приходит в школу, он не делит одноклассников по национальности. Зато наслушавшись дома разговоров вроде «понаехали всякие», житья от них нет», уже подсознательно начинает оценивать одноклассников по схеме «свой – чужой». И здесь надо помнить, что воспитание тесно связано с образованием. Викторины, приобщение детей к культурам разных народов, рассказы о традициях и обычаях людей других национальностей – все это поможет ребенку понять, почему так отличается реакция на одно и то же событие, на одни и те же слова людей разных национальностей. Поможет учитывать особенности национальной культуры и менталитета при общении со сверстниками другой национальности. Но если в семье он слышит и видит совершенно другое, то никакая школа его не переубедит.

Впрочем, на такую щекотливую тему, как национальный вопрос, умно и тактично способны говорить далеко не все не только родители, но даже педагоги. Разговорами в лоб можно только навредить. А специалистов по этнопсихологии в нашей системе образования нет. Для школ и вузов их просто нигде не готовят. Специалистов, умеющих распознать и грамотно разрешить намечающийся конфликт или проблему, в школах тоже днем с огнем не сыщешь. Учителя, впрочем, нашли выход: они стараются как можно чаще занимать детей разных национальностей совместными проектами и делами. Господа взрослые, обратите внимание!

Уважение к чужой культуре легче всего прививается в детстве. Помню, было мне лет шесть, когда во дворе появился новый мальчик. Узбек. По-русски говорил так, что мы только со смеху покатывались. И как-то я попыталась родителям его акцент изобразить.
- Ничего смешного! – спокойно заметила мама.
- Посмотрю я, как ты на узбекском будешь разговаривать! – поддержал ее папа.
Все. Урок был усвоен. Я со своим английским в Лондоне тоже буду смешна, как и коренной англичанин, пытающийся выдавить из себя пару русских слов. Только над англичанином мы не смеемся, а над таджиком – пожалуйста! Граждане, не пробовали на таджикском объясняться? Попробуйте. Сразу все поймете.

Вот так получила я первый урок толерантности, который запомнила на всю жизнь. Именно в дошкольном возрасте ребенок уже начинает понимать, к какой культуре и национальности он принадлежит. Тогда же он знакомится с традициями и обычаями своего народа. Так что годам к пяти-шести дети уже знают и о своей национальности, и о национальности своих родителей. И нормально относятся к детям других национальностей. Лишь 10% детей, когда знакомятся со сверстниками иной национальности, сначала проявляют настороженность или даже враждебность. Правда, в дальнейшем они постепенно перерастают если не в дружбу, то во вполне нормальные отношения. По наблюдениям родителей, их дети не выбирают себе друзей по национальному признаку (71,8%). Причем родители школьников утверждают, что проблемы детей при общении со сверстниками не зависят от национальности (15,3%). Примерно треть родителей говорит, что у детей вообще нет проблем из-за своей национальности.

И все-таки - как научить ребенка жить в мире и дружбе с теми, чей цвет кожи и разрез глаз отличается от привычного? «Другой» ребенок всегда вызывает у сверстников интерес. И не всегда это выливается в агрессию. Бывает, что «необычный» ребенок завоевывает авторитет именно своей необычностью. В такой ситуации родителям других национальностей нужно поддержать своего ребенка, оценить его добрые поступки в отношении «необычного» мальчика (девочки).

Уважаемые взрослые! Прежде чем что-то сказать, хорошенько подумайте, как слово ваше отзовется в поступках вашего малыша. Что уж греха таить, мы иногда такое ляпнем, что потом как не талдычь об интернационализме, чадо только ухмыляться в ответ будет: «Да-да, как сейчас помню, ты на рынке что-то такое о черно… сказал». И помните: главное – спокойствие. Если чадо начало обращать внимание на разрез глаз и прочие отличительные признаки людей, спокойно объясните ему, что человеки бывают разными. Расскажите о людях другой национальности, объясните, почему они не такие, как мы. Вспомните теорию Дарвина о естественном отборе и прочие вещи из школьной программы. Расскажите ребенку о выдающихся людях или просто о своих друзьях и знакомых других национальностей. Научите его спокойно реагировать на вопрос о национальности и не противопоставлять себя и свой народ тем людям, среди которых вы живете.

Автор: Светлана Любошиц

Поделиться

Отзывы

Комментариев к статье нет!

Другие публикации

Влюбленная мама - семейная драма
Замшевые сумки - стильный аксессуар
Как поладить с бабушкой?
Курортный роман: быть или не быть?
Помощь - дело тонкое