Сегодня:  
Мы в соцсетях
СелНовости
Общество О передаче "Сельские грани"

О передаче "Сельские грани"

О передаче Сельские граниКорова перед телекамерой или Как сибирские крестьяне спасли свою ТВ-программу

В телевидение я, журналист-газетчик, засунула нос случайно. Было это в середине 90-х: показалось мне, что одна скандальная история о присвоении государственной собственности местными воротилами интереснее смотрелась бы в телевизионной картинке, чем в газетной статье. Тот сюжет заметили, так я попала на телевидение.

Через годик, оглядевшись, набравшись телевизионного опыта, я предложила создать сельскую программу, потому что деревенские люди, их проблемы мне близки. Можно сказать, родные. Помню, неделю ломала голову над названием. Остановилась на «Сельских гранях», потому как граней в сельской жизни - не перечесть.

Телевидение - штука затратная, а мне выдали в производственном отделе всего шесть кассет. На все случаи жизни. Снимаешь, монтируешь, выдаешь в эфир и тут же стираешь, чтобы на этой же кассете отснять новый видеоматериал. Вы¬просить телекамеру на два-три дня тоже непросто: передач было много, а камер очень мало. Вот тогда и стали директора наших лучших сельских предприятий прикупать для «Сельских граней» технику и кассеты. Заметьте: никакой благодарности не требовали, только наказывали давать жизнь села такой, какая она есть, и пуще глаза хранить видеоархивы. Для истории, для неравнодушных потомков - как мы жили-выживали. Тут наши задачи целиком совпадали.

А время наступало сложное. Одни руководители обещали людям золотые горы, а на самом деле затягивали хозяйство в долговую яму. Другие ударились в откровенное воровство: строили в городе квартиры и магазины, а крестьянам показывали большую фигу без масла. Государство же в лице властей всех уровней, не вмешиваясь, за этим наблюдало. Наконец, третьи, стиснув зубы, без выходных и проходных искали возможность для своего хозяйства выжить в таком непонятном и сложном для села новоявленном рынке.

Всю эту непростую деревенскую жизнь и снимали «Сельские грани». И не только экономику. У нас крестьяне в праздники пели и плясали, учили детей, болели и выздоравливали, жаловались на зыбкость сегодняшнего дня, с опаской рассуждали о будущем, давали друг другу различные советы.

Когда у сельской программы появилась собственная, по меркам 1997 года даже очень неплохая видеокамера, один мой коллега пошутил: «Ну вот, дожили: банкиров будем снимать на студийном барахле, а коров - на хорошей камере». Я тогда ответила: «Банкиров у нас много, а коров с каждым годом все меньше».
Камера своя, кассеты свои, с транспортом проблем также не знали. И тоже благодаря друзьям-крестьянам. Помнится, под наши съемки кто-то из них вы¬просил «за спасибо» катер, чтобы мы прошли весь Енисей с юга на север. Тысячи интереснейших встреч и событий, счастливых и не очень историй.

И куда это все? На помойку?!

Теперь расскажу, почему видеолетопись драматичнейшего для страны времени 90-х впору было выбросить на помойку.

В конце августа 2003 года Российская государственная телерадиокомпания (РГТРК) «заказала похоронный марш» по одной из самых больших своих «дочек» - по Красноярской государственной телерадиокомпании (потом, как выяснилось, не по ней одной). Наши передачи закрывали, сильные тележурналисты, настоящие профи вдруг оказались не нужны. Видимо, стало невыгодно иметь в регионах сильный, яркий эфир. Очередная «смена вех».

Наших «Сельских граней» все это вроде не касалось. Нас и еще спортивную программу оставили. Но радости не было. Уничтожение сильного авторского телевидения привело к тому, что рейтинг краевого государственного телевидения упал. Кроме того, Москва то даст эфир, то не даст. Из-за этого мы не могли сообщить телезрителю, когда же ему смотреть «Сельские грани». Со студии уволились лучшие телеоператоры. Девять лет напряженной, творческой и нужной людям работы как не бывало! Эта чехарда так надоела, что я тоже написала заявление на увольнение. Со слезами на глазах, конечно.

То немногое, что перепало сельской программе от РГТРК, естественно, сдала под расписку на склад. Пришлось отдать и подаренную видеокамеру, потому что я, как честная Дунька, ухитрилась поставить на ней инвентарный номер тогда еще родной телекомпании. Хотя опытные коллеги предупреждали: ничего в этом мире нет постоянного. Не поверила, а зря…

Одолевали тяжелые мысли: а нужны вообще телеэкрану крестьяне со своими бедами и проблемами? Банкир, политик, поп-звезда - они оказались самыми востребованными. Я перевезла оставшееся крестьянское телевизионное имущество - архив, видеомагнитофоны-микрофоны и прочее - в свою однокомнатную квартиру. Не жилье, а склад. И что с этим добром делать?

А тем временем стали мне звонить со всего края: куда делась сельская про- грамма? Объясняю ситуацию. Встречный вопрос: неужели нет выхода? И даже предложения: если что, мы поддержим.

Но что значит «поддержать» в профессиональном телевидении, когда стоимость техники - тысячи, а то и десятки тысяч чужих у.е.? Прежде всего нужна видеокамера, уже однажды нам подаренная, да сданная на склад.

Глава одного из районов - давний поклонник сельской передачи - собрал директоров совхозов и сказал, что надо спасать «Сельские грани», иначе деревен¬скому человеку некуда будет податься со своими проблемами, чтобы заявить о них публично. И представьте: через три недели профессиональная цифровая видеокамера у меня была! Съемки обеспечены! Монтажное оборудование купили вскладчину три директора уже из другого района. С миру по нитке - можно было приступать к работе. Но дело стопорнулось - нет цифрового видеомагнитофона, это еще три с половиной тысячи этих проклятых у.е. А сил уже нет просить. Тут еще Юрий Иванович Толстиков, наш известный сельский корифей, в глаза мне выдал: зря, мол, крестьяне в тебя поверили и вбухали столько денег в передачу. Прошло полгода, а где они, эти «Сель¬ские грани»?

Разрулить ситуацию неожиданно помогли 12 основных сельских районов Красноярского края. Они написали губернатору Хлопонину: непорядок получается! В нашем крае исчезла сельская телевизионная программа.

С помощью губернатора было ускорено возрождение сельской передачи. Мы получили эфирное время на канале «Енисей».

Но цифрового видеомагнитофона все еще не было. Пришлось просить помощи у ЗАО «Назаровское» - это одно из самых зажиточных хозяйств не только в крае, но и в России. Лучшие доярки получают здесь до 30 тысяч рублей в месяц. Однако ни для кого не является секретом прижимистость директора ЗАО Валерия Андреевича Исаева. Копеечка к копеечке, дисциплина строгая, технологии передовые. Исаев детдому без проблем помогает, но к журналистам принципиально равнодушен, не объясняя причин. Когда я теперь с гордостью говорю: «Назаровцы купили «Сельским граням» профессиональный видеомагнитофон», - коллеги не верят. Добавляю: два месяца думали. Тогда верят.

Я безмерно благодарна всем, кто внес свою лепту в приобретение техники для сельской программы. Помню, когда из отдаленного Абанского района пришли деньги от фермера Михаила Михайловича Штейна с пометкой «материальная помощь на восстановление сельской телепередачи», я не знала, какого бога благодарить за то, что вокруг столько добрых и понимающих людей. Фактически зрители сделали все, чтобы вернуть «Сель¬ские грани» на телеэкран, требуя по-преж¬нему только профессионализма и порядочности. И все! Так мало и одновременно так много.

Каждый понедельник на канале «Енисей», который охватывает практи- чески все районы нашего края, включая Север, в удобное для сельчан время мы показываем основные сельские события и рассказываем о них. Творческая группа не претерпела изменений: режиссер-многостаночник все тот же, что и был два года назад, - Костя Корнеев. Ведущий - неутомимый оптимист и родитель многих наших идей Юрий Трубников. Он готовится к защите докторской диссертации, а я доказываю Юре, что он прирожденный журналист-аграрий, а ученым-агрономом стал, чтобы не обидеть свою маму, тоже агронома. Он смеется в ответ: «Пусть теперь у меня будет две профессии, и обе любимые».

Иногда я думаю: что было бы, если бы думающие сельские руководители и фермеры в трудную минуту не протянули нам руку помощи? Да не было бы сейчас народной телепередачи «Сельские грани»! А она именно народная. И потому, что восстанавливали ее крестьянские хозяйства. И потому, что, чувствуя огромную ответственность, мы стараемся донести до зрителя самые злободневные и самые интересные стороны сельской жизни. И без всяких там фиглей-миглей! В деревне этого не любят. И фальши не прощают.

…Недавно один мой коллега спросил: как так получается, что обычные сель¬ские мужики оказались политически на голову выше, чем государственные чиновники, лишившие регионы самой доступной информации - телевизионной? Что на это ответить? Если честно, я не знаю…

Автор: Мирослава Демьянчук, автор телепрограммы «Сельские грани»

Поделиться

Отзывы

Комментариев к статье нет!

Другие публикации

Как побороть проблему алкоголизма в России?
О передаче "Сельские грани"
Танц – бомба Надя
Несколько советов по подготовке дачи к зиме
Изучение английского языка летом: полезно и легко