Сегодня:  
Мы в соцсетях
СелНовости
Общество Работа в Швеции или Русская Золушка в шведской семье

Работа в Швеции или Русская Золушка в шведской семье

Работа в ШвецииВ середине девяностых годов тогдашний премьер-министр Виктор Черномырдин приехал из капиталистической Швеции с квадратными глазами и сказал: «Они там давно социализм построили!»

Девушка из города Рыбинска Юля Соловьева тоже побывала в этой загадочной капиталистическо-социалистической стране. И вот что увидела.

Юля пересекла шведскую границу, словно шпион, вооруженная придуманной легендой. Она - молодая фермерша, у которой средней руки хозяйство. И поднять его можно только с помощью передового шведского сельхозопыта. Дело в том, что в селе Михайловском есть Институт повышения квалификации работников сельского хозяйства, он и отправляет липовых фермеров на практику в Швецию и Данию. Говорят, что институт получает деньги от иностранцев за обучение наших «фермеров», а иностранцам достается дешевая рабочая сила. Словом, выгодный всем бизнес.

Так Юля стала свинаркой и пастушкой в одном лице в шведском фермерском хозяйстве. Юлю и еще двух девушек вы¬брал куратор программы Лейф Юхансон, который помимо поставок дешевой рабсилы для фермеров и сам также выращивал поросят. Им сразу дали понять: вы приехали в Швецию не деньги зарабатывать, а получать знания и опыт. Следовательно, платить будут не больше 250 долларов в месяц за восьмичасовой рабочий день. Прибалтам, к слову, которые приезжали не практиковаться, а кроны зашибать, платили по 800-900 «вечнозеленых» за ту же работу. Хозяин ввел для Соловьевой двенадцатичасовой рабочий день, но обещал за сверхурочные дополнительную оплату. Так и стала Юля поживать, копейку наживать и шведский образ жизни узнавать.

Юля жила в городе Скевде, это в 350 километрах от столицы. Городок небольшой - население 50 тысяч, преимущест¬венно фермеры. У ярославских девчонок сложилось впечатление, что Швеция - это страна фермерских хозяйств и рабочих автогиганта «Вольво». Практически в каж¬дом шведском закутке есть заводик, производящий детали для суперпопулярного в мире автомобиля.

В семье Юлиного хозяина четверо детей: родной сын Лейфа Юхансона и трое детей жены от первого брака. Жена хозяина не очень обрадовалась, когда муж привез молодую девушку из России. Но в целом семья отнеслась к Юле хорошо. Поселили в доме, купили ей одежду для работы. Даже устроили небольшой празд¬ник в честь приезда, куда пригласили друзей с соседних ферм.

Юле предстояло заниматься поросятами. Мыть, кормить, убираться. Через день швед показал россиянке, что у него есть еще быки, которые пасутся на дальних лугах. Ферма была практически не автоматизирована, очень похожа на наши. Ра¬бочий день начинался с 6 утра и заканчивался где-то в шесть вечера. Один выходной в неделю.

При непривычно больших физиче¬ских нагрузках пришлось Юле приспосабливаться и к непривычному питанию. Завтрак, похожий на студенческий: бутерброды, чай или кофе либо молоко, йогурт. В обед - кар¬тошка и макароны, как правило из пакетов. Натуральную картошку готовят по большим праздникам. Один из самых крутых шведских деликатесов - нашпигованная анчоусами вареная картофелина. О том, что картошку можно, оказывается, еще и жарить, шведы узнали от Юли и отнеслись к этому «открытию» с не¬скрываемым отвращением: «Жарить в масле? Это же вредно!» Супы практиче¬ски не готовят. Однажды Юля сварила наш густой русский борщ. Вся семья объелась и лежала кверху пузом. Очень любят шведы сыр, хоть он и недешевый - примерно 20 долларов за килограмм. Но едят его в огромных количествах, как семечки. А вот вместо колбасы местные мясоеды поглощают ветчину. Молока пьют очень много.

У шведов «бзик» на экологии - они любые продукты сначала замораживают, затем размораживают и лишь потом едят. Это касается всего - хлеба, молока, мяса и фруктов. И при этом одно из самых почитаемых блюд... тухлая рыба! Да, да! Рецепт ее приготовления способен вы¬звать дрожь. Свежие рыбные тушки закатывают в банки и ждут, пока они не вздуются. Лишь затем селедку вынимают, заворачивают в картофельные хлебцы и едят затаив дыхание. Нюхать зловоние этой пищи не под силу не только иностранцам, но и самим шведам. Но все эти кулинарные диверсии Юля прощает шведам за их любимый пирог: они неподражаемо готовят пирог с клубникой!

Еще что поначалу шокирует - привычка в кофе макать печенье. Это считается неприличным, однако так поступают почти все. Удивила Юлю и привычка местных жителей запивать любую еду. Причем если французы употребляют для этого столовые вина, скандинавы обходятся водой с различными сиропами. Юля тоже пристрастилась к водопитию и по возвращении домой искала, чем бы запить обед.

Конечно, не только есть-пить приехали сюда девушки из России. Главное - работа. Юле с хозяевами еще повезло, потому что другие воспринимали русских практикантов исключительно как дешевую рабочую силу. Одной девушке на день давали килограмм бананов - и больше никакой еды, а ведь в контракте была оговорена довольно приличная сумма, выделяемая на питание. Другую посе¬лили в сарае без окон, и она быстренько сбежала. Сначала ее приютили местные монахи, а потом нашли новых хозяев. В другой семье старались сесть за стол, по¬ка русский был на работе. Ему доставались лишь объедки. Один парень работал на строительстве так напряженно, по 12 часов ежедневно, что заболел от перегрузок. Хозяева даже лекарство ему не купили.

Интересы практикантов, по идее, должен был защищать Лейф, но он вел себя не лучше других. Обещал Юле деньги за сверхурочную работу, но платить их не собирался. А когда узнал, что одному нашему парню хозяева выдают еженедельно все, что он заработал, плюс сверхурочные да еще подарили видеокамеру, то поссорился с этим фермером, пригрозив никого больше ему не присылать. Когда Юля стала требовать деньги за переработку, Лейф предложил ей в качестве оплаты больше ездить на его машине или ча¬ще звонить домой.

Все это Юлю возмущало. И очень. Но не будь она молода и любознательна, понесло бы ее в Швецию? То-то! Поэтому Юля наблюдала, запоминала, иной раз ахала - про себя, конечно.

Например, в семье своих шведских хозяев поразили Юлю вечно неубранные постели. Как утром встали, так весь день кровати разобранные. Хозяева практически никогда не мыли пол. Собакам и кошкам после улицы даже лапы не вытирали и ложились с ними спать. После еды тарелки давали вылизывать собаке, а кошки вообще по обеденному столу разгуливали. Одежду и белье в семье Юхансонов никогда не гладили. С удивлением смотрели шведы на Юлю-чистюлю, у которой всегда в комнате порядок. Наконец ей надоел всеобщий беспорядок и она стала прибираться по всему дому сама.

Вообще, отношение к бытовой стороне жизни у шведов совсем другое, нежели у нас. Впечатление такое, что на свой внешний вид они просто плюют. Обычные люди одеваются в секонд-хенде, причем покупки делают только тогда, когда магазины объявляют о скидках. Когда Юля впервые увидела Лейфа, то очень удивилась: футболка из «секонда», пиджак с рваной подкладкой. Прилично одеваться позволяют себе лишь высшие слои населения. Поэтому шведов поражает то, что в нищей, по их мнению, России люди так дорого и красиво одеваются.

Наши девчонки, естественно, с особым вниманием присматривались к своим сверстникам. Отмечали: девушки за фигурами не следят, очень много толстых, при этом они не стесняются ходить в топиках и шортах. А молодые люди, напротив, очень худые и какие-то меланхоличные. Влюбленные подростки уже с 15 лет начинают жить вместе. Зато раньше тридцати лет редко кто женится. Прежде чем вступить в законный брак, лет пять встречаются, очень часто в газетах публикуют фотографии молодоженов 40-45-летнего возраста. Многие молодые шведы инфантильны: не хотят ни жениться, ни учиться. Окончить техникум - для них подвиг. Весь городок гуляет, если кто-то получает диплом шведского ПТУ.

За время, проведенное в Швеции, Юля так и не поняла, куда же шведы девают деньги. Детей в вузах учат немногие, одежду не покупают, современных бытовых приборов в доме Юхансонов она не видела. Телевизоры какие-то громоздкие, чуть ли не 80-х годов...

Зато с «зеленым змием» в этой стране борются всеми доступными средствами. В том числе рублем, то бишь кроной. Бутылка русской водки, например (кстати, очень здесь уважаемой), стоит 250 дол¬ларов. «Абсолюта» и того больше - баксов 300. Все это продается в специализированных магазинах, которые еще на¬до найти. Можно, конечно, побаловать се¬бя пивом, но оно слабенькое - 2-3 градуса, а все, что крепче 5 градусов, - опять же в специализированных магазинах. Эти островки алкоголя расположены далеко друг от друга, иностранцу их найти трудно, поскольку вместо бутылок в витринах может быть выставлено все что угодно - от детских шариков до почтовых открыток. К тому же так просто алкоголь не купишь, надо показать паспорт - подтвердить, что тебе уже исполнился 21 год.

Во имя трезвости здесь даже нарушают свободу слова: запрещают печатать рецепты приготовления вина в домашних условиях. Штрафы за вождение при наличии алкоголя в крови просто огромны. Как-то один знакомый швед съел конфету с ромом и, подышав в трубочку шведскому «гаишнику», тут же был отправлен в лабораторию. Анализы показали, что алкоголя в той конфете было мизерное количество, но водителя обложили штрафом за экспертизу и отнятое у полиции время.

Странное, казалось бы, дело: платят шведы скудно - 250 долларов, непривычные бытовые условия, другая культура, чужой язык, а едут и едут наши во все эти Швеции, Дании, Германии. Заработать? Вряд ли, поскольку желающие заработать отправляются в Москву, где средняя зарплата повыше. Но рвутся люди за рубеж, прикидываясь то фермерами, то студентами, то туристами. Некоторые девушки каждый год отправляются в заграничные вояжи с одной-единственной целью - остаться там. Найти себе любую, пусть даже низкоквалифицированную работу или выйти замуж.

Последнее - самое желательное, благо наши девушки внешностью не обижены. «Выйти замуж за иностранца» - в России это стало почти движением. Только шведы - ненадежные женихи. Они проверяют своих невест годами, и не каждая русская девушка выдержит такую проверку. Про это Юля знает на примере своих по¬друг, обжегшихся на иностранцах.

...Удивительное дело - шведы притворяются, что им нужна не дешевая рабсила, а практиканты. Девушки притворяются, что едут в Швецию не за деньгами и мужьями, а учиться фермерству. Институт повышения квалификации притворяется, что он именно институт, а не брачная контора. И всем это выгодно...

В заключение необходимая оговорка. Конечно же, впечатления Юли не дают представления о Швеции и шведах. В конце концов, она прожила всего несколько месяцев лишь в одной шведской семье, круг ее общения был узок, а знакомство со страной ограничено рамками одного фермерского хозяйства.

Автор: Владимир Кобылинский, Ярославская область

Поделиться

Отзывы

Комментариев к статье нет!

Другие публикации

Как попасть в телепередачу "Пусть говорят"? Платят ли за участие?
О ветеране Сталинградской битвы Шхамгери Ешугаове
Что подарить ребенку на Новый год 2016
Героями себя не считали...
Новостройки от Главстрой СПб: ЖК "Панорама 360" и ЖК "Северная долина"