Сегодня:  
Мы в соцсетях
СелНовости
Архив статейКультура Есть ли в России лишние учителя?

Есть ли в России лишние учителя?

Вместо школы — в детский сад

Нет, все-таки, что ни говорите, а Россия — страна парадоксов. В год Учителя глава Министерства образования и науки Андрей Фурсенко заявил: количество учителей в наших школах можно спокойно сократить на 200 тысяч. Буквально министр сказал следующее: "В вопросах определения оптимальной численности учителей можно опираться как на российский, так и на мировой опыт. В Европе в среднем на одного учителя приходится 13-15 учеников. У нас десять лет назад было примерно такое же соотношение. Сейчас — девять-десять учеников на одного учителя. Сегодня в России около 13 миллионов учеников — к сожалению, их число вследствие демографических проблем в ближайшее время существенно не вырастет. Рост начнется не ранее 2015-2016 годов. Чтобы выйти на соотношение хотя бы десятилетней давности, нам нужен сегодня 1 миллион учителей. Сейчас их около 1,2 миллиона. То есть потенциал для сокращения — 200 тысяч человек".

Если посмотреть статистику, то получается, что министр прав: в 1998 году в российских школах было 22 миллиона учеников, а сейчас — всего около 13 миллионов. А раз так — учителей требуется намного меньше. К тому же по санитарным нормам в классе должно быть 25 человек, но есть школы, где в классах хорошо, если 7-8 учеников наберется. Вывод напрашивается сам собой: такие малокомплектные школы надо ликвидировать, а учителей — сократить. Правда, Фурсенко тут же оговорился: по его словам, министерство может лишь рекомендовать, но ни в коем случае не диктовать, когда, сколько и кого увольнять.

При этом глава всего российского образования уверен, что сокращенные учителя без дела не останутся: количество детей в детских садах за последние пять лет увеличилось на миллион. Кроме того, растет число прогимназий, внешкольных кружков, где требуются педагоги.

Гладко только на бумаге

Отклики специалистов и людей, которых волнует будущее наших детей, на это заявление последовали тут же. Кратко суть возражений такова: господин министр, судя по всему, не видит разницы между дошкольным и школьным образованием, а зря. Кроме того, по поводу «лишних» учителей он, как бы это помягче сказать, хватил немного через край. Может, где-то и есть лишние учителя, только не в России. Да и методика расчетов количества учеников на одного учителя слепо скопирована с Европы и совершенно не учитывает российской специфики.

Глава профсоюза работников образования Галина Меркулова утверждает, что, по сведениям Росстата, число учительских вакансий постоянно увеличивается. Если сначала в школах не хватало преподавателей математики, русского и иностранных языков (люди из-за низких зарплат уходили в коммерческие структуры), то сейчас не хватает уже и учителей химии, физики и других специальностей. А раз так — значит, преподавать эти предметы некому. И это при том, что нашим учителям приходится часто работать на 1,5-2 ставки!

И вообще, прежде чем говорить о переизбытке преподавателей в школах, неплохо бы привести конкретные данные по специальностям и регионам. А потому уже ориентироваться на эти данные. К тому же Европа нам не указ: у России своя специфика. В общем, сначала надо все как следует подсчитать, а потом уже заявлять о грядущих масштабных сокращениях.

Методика расчетов тоже вызывает недоумение. В Министерстве регионального развития смотрят на эффективность расходования выделенных на образование средств. Считается, если в школе мало учеников — надо ее сливать с другой крупной школой, чтобы средства расходовались эффективнее. Чиновников из Минрегионразвития при этом совершенно не волнует судьба детей, которые посещали малокомплектную школу. Чтобы они могли без проблем посещать укрупненную школу, скажем, в поселке, придется закупать автобус, нанимать водителя, в конце концов прокладывать новые дороги. А это не такие уж маленькие затраты. Есть и еще одна сторона этого вопроса. Давно замечено: деревня живет до тех пор, пока в ней есть хотя бы крохотная школа. Стоит школу упразднить, народ потихоньку перебирается в другие населенные пункты, где учебное заведение исправно функционирует. Деревня умирает. И в самом деле — далеко не все родители согласятся отпускать шести- семилетнего карапуза одного за несколько километров, пусть даже и на автобусе, и с сопровождающими.

Альтернативная методика расчетов эффективности расходования средств на образование, учитывающая все подобные нюансы, существует, но пока ей хода не дают.

— Было бы понятно, если бы о необходимости сокращения большого числа учителей говорили в Минфине или в Минрегионразвития. Но в устах главы Минобрнауки подобные высказывания вызывают очень серьезную обеспокоенность, — заявила Галина Меркулова.

Считайте лучше, господа!

Свой взгляд на проблему «лишних» учителей имеет и президент Фонда образования РФ Сергей Комков. По его мнению, подсчеты некорректны. Считать надо не соотношение учителей и учеников в целом по стране, а количество детей в классе на одного учителя. И тогда бы все встало на свои места. Чиновники от образования почему-то не хотят принимать во внимание и тот факт, что в Европе в классе сидит по 15 человек, а у нас порой — все 40. Итоговая же пропорция получается меньше, чем в Европе, потому что в России много малокомплектных школ. Но без них страна просто не может жить.

Если же говорить об уменьшении числа учеников в школах, то явление это временное. В старших классах детей действительно стало меньше — на это повлиял спад рождаемости в середине 90-х годов. Но к концу 90-х и началу 2000-х рождаемость стала увеличиваться. Сейчас уже не хватает детских садов. Только в Москве в «детсадовской» очереди стоят 23 тысячи человек. И не получится ли с учителями такая же история, в какую в свое время попали детские сады? Во время спада рождаемости здания садиков стали направо-налево продавать различным коммерческим структурам. А теперь прикладывают массу усилий, чтобы вернуть их в муниципальную собственность. Сократив сейчас учителей и уменьшив количество школ, не столкнемся ли мы буквально через пять-шесть лет с острой нехваткой не только учителей, но и школ?

Более того — чиновники любят говорить о неэффективности расходования средств, выделяемых на образование. Это, можно сказать, их любимый конек. Но если посмотреть, сколько вообще денег наш бюджет выделяет на образование, можно прийти в ужас. 3,5% от ВВП — вдвое меньше, чем страны Западной Европы. В Чехии, например, на эти цели направляют 8,2% ВВП, Финляндия тратит на образование 16,4%, Япония — 14%, а Южная Корея — 24%!

А что касается заявления министра о том, что уволенные учителя смогут пойти в детские сады, то, видимо, министр не знаком со спецификой дошкольного воспитания. Закончившаяся в Москве конференция ЮНЕСКО по дошкольному образованию и воспитанию лишний раз подчеркнула: дошколят надо не столько учить, сколько развивать. А это предполагает определенную специфику. Работать с дошколятами сможет далеко не каждый учитель даже начальных классов, что уж говорить о преподавателях-предметниках старшей школы. Четырехлетний малыш воспринимает знания через игру, так в какие же игры будет играть с такими карапузами преподаватель истории или, скажем, физики? Прав президент Фонда образования: если такой учитель пойдет в детский сад, от него там будет больше бед, чем пользы. Специалистов для системы дошкольного воспитания и образования надо готовить отдельно. Учителю средней школы, прежде чем идти в детский сад, надо пройти переквалификацию. Но система профессиональной переподготовки у нас, увы, в зачаточном состоянии.

Впрочем, многие эксперты склонны думать, что как таковых массовых сокращений не будет. Есть трудовое законодательство, и от него никуда не деться. Понятия «лишний учитель» в нем нет. Учителя можно уволить лишь по сокращению штатов, но в этом случае придется выплачивать ему пособие в размере двухмесячной зарплаты. А эти средства в бюджет не заложены.

Посмотрим на нагрузку

Ни для кого не секрет: учителя у нас, чтобы нормально зарабатывать, часто замещают несколько ставок. Поэтому штатное расписание и количество фактически работающих учителей — две очень большие разницы. В некоторых школах на сотню штатных единиц может приходиться всего полсотни работников. А сокращение кадров и без заявления министра имеет место: стареющие учителя уходят на пенсию, но молодые кадры на освободившееся место идти не торопятся.

Потому в школах имеются вакансии, правда, скрытые: традиционно не хватает учителей технологии для мальчиков и информатики, которые находят работу в коммерческих структурах. Но имеющиеся вакансии стараются не афишировать: ставка может быть занята учителем, совмещающим преподавание нескольких предметов. Особенно это характерно для малокомплектных школ на селе и в малых городах. Качество работы такого загруженного учителя, конечно, страдает, но отказываться от лишних часов не хотят сами учителя: дополнительная ставка — это приличный «довесок» к зарплате.

Рекомендация обязательна к исполнению?

Иному может показаться, что проблема сокращения учителей яйца выеденного не стоит: министр ведь оговорился, что это всего лишь рекомендация. Но мы все знаем, что такое рекомендация, прозвучавшая из уст высокого начальства. Это завуалированный приказ, правда, в этом случае начальник снимает с себя всякую ответственность за его исполнение: дескать, я всего лишь порекомендовал, меня не так поняли.

Но в случае со школами министерство сможет «продавить» свою точку зрения. Большинство школ в России финансируются из муниципальных бюджетов, но есть методика оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ. В ней заложены экономические показатели в том числе и по образованию.

Журнала руководителя управления образованием» Дмитрий Фишбейн не согласен с тем, что во всех школах переизбыток педагогов. Большинство средних общеобразовательных школ России имеет статус муниципального общеобразовательного учреждения и финансирует их муниципалитет. Однако Дмитрий Фишбейн полагает, что федеральные власти все же могут оказывать давление на региональные школы по поводу сокращения штата учителей.

«На основании постановления правительства России от 15 апреля 2009 года № 322 действует В этой методике заложены экономические показатели по различным направлениям бюджетной сферы, в том числе по образованию. Соответствие этим показателям может быть средством давления федеральной власти на регионы, а руководства регионов — на школы».

Таким образом, могут остаться без работы более 16% от общей численности школьных учителей.

Фурсенко предполагает, что коллапса из-за этого не возникнет. Учителя могут пойти работать в детские сады, прогимназии и в кружки, тем более что в детских садах количество детей растет — за последние пять лет оно увеличилось почти на 1 миллион, растет и число дошкольных учреждений. «Туда сейчас требуются педагоги, — заявил он. — Думаю, и желающие перейти в подобные учреждения найдутся: для учителей это не только возможность получать достойную зарплату (вместо пособия по безработице), но и заниматься любимым делом — преподаванием».

Учителя при переходе на работу в дошкольное учреждение, скорее всего, потеряют в заработной плате. По оценке Дмитрия Фишбейна, средняя заработная плата учителя примерно на 10–15% выше, чем сотрудника детского сада или руководителя кружка. Эксперт также обращает внимание и на разный уровень квалификации: «Учителям рекомендовать работать в детских садах и кружках, на мой взгляд, не совсем верно. Педагог, которой работал в старших классах или в средних, вряд ли имеет необходимый уровень квалификации для работы в детском саду, потому что возрастные особенности учащихся разные. Без специальных программ повышения квалификации такой переход производить нельзя».

Директор Ассоциации негосударственных образовательных организаций регионов Игорь Моисеев в интервью BFM.ru указывает, что ситуация с сокращением учителей опасна, потому, что через несколько лет в России будет наблюдаться дефицит педагогов, когда количество учеников увеличится. «Так в свое время произошло с детскими садами: когда был демографический спад, в России закрывались дошкольные учреждения, однако сейчас ощущается их нехватка». Сам Фурсенко прогнозирует, что рост количества учеников начнется в 2015–2016 годах.

Автор: Светлана Любошиц

Поделиться

Отзывы

Лариса | 13.05.2012, 13:38

У меня 5 классов по 28-29 человек. Почти 2 ставки. Фурсенко-то считать не умеет. Вот кого аттестовать нужно (по программе начальной школы)

Иван | 08.04.2011, 21:23

Министр всегда прав. Только такими темпами скоро в стране одни министры и останутся. И Флаг им в руки. И якорь в непотребное место!

Дарья | 31.03.2011, 22:22

У моей матери в классе-28 человек,было 33(переехали по смене жительства).Так о каких 9-10 учениках на одного учителя идет речь?Если рассматривать сельские школы,то возможно это правда,но только не касательно городских.В классах дополнительные парты ставят,т.к. детям сидеть негде.В детских садах дети на раскладушках спят все по той же причине.То что приказа о сокращении нет,это да.Но вот предложение уйти по собственному желанию людям с более чем 20летним стажем уже есть.У нас что вообще все безнаказанно?!Заслуженные педагоги должны в уборщицы податься,так как у них нет высшего образования?Это что же,"без бумажки ты какашка?"

Другие публикации

Андрей Краско: «Я не мог развестись 24 года...»
Енисейский кукольник
Компьютерные игры: за и против
Как украсить дом на Пасху
Как мы ходим в гости