Сегодня:  
Мы в соцсетях
СелНовости
Архив статейОбщество Служить или нет? Вот в чем вопрос

Служить или нет? Вот в чем вопрос

ЛДПР предлагает откупаться от армии

Михаил исчез из нашей компании как-то уж очень неожиданно. Вчера еще занимал места девчонкам в вагоне электрички – и вдруг «испарился», ничего никому не сказав. А месяца через три появился. Веселый, довольный и, как нам показалось, беззаботный. Не сразу, но он «раскололся» и рассказал, что с ним приключилось.

солдатМихаил бегал от службы в армии с 18 лет. Как он устроился, непонятно, но вроде бы потерял паспорт, потом родители переехали на новую квартиру, а он не стал прописываться. Жил вообще без прописки и паспорта, но работал. Дело было, между прочим, в середине 90-х годов прошлого двадцатого века. И вдруг наш «бегунок» влюбился. Встретил девушку своей мечты и на 26-ом году жизни вознамерился жениться. Раз так – надо восстанавливать паспорт, прописку и…

Одним словом, Михаил пришел в военкомат с повинной головой. Чем уж он приглянулся военным, не знаю, но служить его отправили в войска ФАПСИ (федерального агентства правительственной связи и информации – было тогда такое ведомство, ответственное за фельдъегерскую службу и что-то еще безумно секретное). Штаб-квартира ФАПСИ тогда была и по сей день находится в одном из московских Кисельных переулков. Через пару месяцев, проведенных в казарме, подмосковный житель стал ездить на службу из дома. Так два года и проездил. Воспоминания об армии у нашего Михаила остались самые замечательные.

Нам бы такую армию!

Михаилу, конечно, повезло. В то же время его пример еще раз подтверждает: в России, от армейской службы бегают все, кому не лень. Не в пример российским парням израильские девчонки рыдают навзрыд, если по состоянию здоровья их не берут в спецназ.

- Ты представляешь, гады какие! – на том конце телефонного провода Борис не стеснялся в выражениях. – Ребенок (его любимая и единственная дочь) столько времени потратил, борьбой занималась, единоборствами, слушай, она у меня, по-моему, из всех видов оружия стрелять уже научилась. А ее по состоянию здоровья в спецназ забраковали!

Надо отдать должное: Борис, преуспевающий в Израиле юрист, с выбором дочери смирился далеко не сразу. Поначалу по совковой еще привычке надеялся, что от армейской службы свою дочку он убережет. Так прямо ей и заявил: «Какая армия! Какой спецназ! Ты что? Я же юрист!» На что дочурка пригрозила заботливому папаше донести на него куда следует. В общем, года через два на мой вопрос: «Как дела?» Борис разразился гневной тирадой в адрес израильских врачей, которые ровным счетом ничего не понимают в медицине. И по их милости его дочь должна служить в обычных войсках.

Два года девушка отслужила, потом закончила университет (демобилизовавшимся полагаются льготы по оплате учебы и общежития, причем довольно приличные), сейчас работает в юридической конторе своего отца. Но врачей ненавидит лютой ненавистью.

Вы можете представить, чтобы такое происходило в России? Чтобы у нас каждую пятницу вечером «срочники» отправлялись домой на выходные (в Израиле это, как известно, суббота), а в воскресенье утром молодежь опять возвращалась в казармы? Вы можете представить, чтобы по московским улицам солдаты срочной службы разгуливали с оружием, а, обедая в кафешках, клали себе на колени автомат? Ну да, в увольнение их отпускают с боевым оружием и, по-моему, с боекомплектом. Девушки в Израиле, между прочим, служат наравне с ребятами, только на год меньше. И никто, представьте себе, от армейского призыва не бегает.

Я не знаю, есть ли в Конституции Израиля упоминание о почетном долге и обязанности каждого гражданина, но в этом государстве армейского прошлого нет только у глубоких инвалидов. Ведь тем, кто не служил в армии, дорога в высшие эшелоны власти закрыта. Не служить в Израиле стыдно, служить – почетно. Причем служат действительно все: и дети больших начальников, и дети богачей, и дети бедняков. Наверное, поэтому и армия там совсем другая.

Солдат вернется?

Вот если бы и в России службу по призыву проходили дети «больших» людей, то высокопоставленные родители наверняка сделали бы все, чтобы армейская служба не представляла угрозы для жизни и здоровья детей простых людей. Увы, это несбыточные мечты.

Сын богатого человека в нашу армию не заглянет даже на минуточку. Родители расстараются: положат ребенка в больницу, заплатят деньги, но справку от врача достанут. Сейчас «откос» от армии в столице стоит порядка 5 тысяч долларов, в регионах суммы меньше. В военкоматах коррупция цветет пышным цветом. По данным Главной военной прокуратуры, за девять месяцев 2009 года выявлено 1400 преступлений коррупционной направленности, при этом материальный ущерб составил более 2,5 млрд. рублей, 70% подобных преступлений совершили офицеры и медицинские работники.

В общей же сложности в стране насчитывается примерно 200 тысяч «уклонистов» (в столице их 45 тысяч). Кто-то, конечно, не идет в армию на вполне законных основаниях. Но немало и тех, кто «покупает» свободу.

Накануне очередного призыва на интернетовских форумах тема откупа от армии становится главной. В практических советах о том, как лучше «откосить», недостатка нет. И после этого военные чины еще утверждают, что у нас служба в армии – почетная обязанность! Да разве от почета откупаются деньгами и липовыми медицинскими справками? Разве от почетной обязанности бегают, годами скрываясь от милиции и военкоматов? Разве к выполнению почетной обязанности и тем более – почетного долга принуждают с помощью милиции? Если служба в армии так почетна, то почему в городах на призывников устраиваются самые настоящие облавы? Почему выпускникам вузов, у которых еще не закончилась отсрочка, насильно вручают повестки в военкомат?

Да потому, что беззаконие в армейских рядах цветет и пахнет. И сколько бы ни говорили с высоких трибун об искоренении дедовщины, никуда она не делась. Полистайте подшивку «Комсомолки» или «Московского комсомольца» — волосы встанут дыбом. Лично мне запомнилась история гибели Кирилла Григорьева. Он погиб в ночь с 8 на 9 июня 2006 года. Службу, между прочим, он проходил в Генеральном штабе Минобороны. Его мать вспоминает, что сын, когда приходил в увольнение, всегда просил покупать сигареты и продукты. Говорил, что это «дань» для «дедов». А еще, возвращаясь из увольнения, он должен был за вход в свою часть заплатить 50 рублей. Мать постоянно отдавала ему от 500 до 800 рублей. Можно только догадываться, для чего солдату, находящемуся на полном гособеспечении, могут понадобиться такие деньги. В июне 2006 года матери сообщили, что сын погиб при падении с 10-го этажа.

Вымогательства в армии давно стали обычным явлением. Матери солдат-срочников постоянно посылают своим детям деньги. Так поступала и мать Алексея Фениксова. Но как-то он попросил у нее две тысячи, чтобы отдать сержанту и лейтенанту за увольнение. Оказалось, такая в его части установлена такса. Доходы женщины – 4,5 тысячи рублей. В общем, она залезла в долги и в конце концов просто выкрала сына из части. Не только деды, но и офицеры часто тянут из солдат деньги. И не только за увольнение, но и за демобилизацию. Мои знакомые как-то подсчитали, в какую копеечку влетела им служба сына в нашей армии – насчитали примерно 10 тысяч долларов. «Дешевле было бы откупиться», — в сердцах заметили они.

В общем, родители призывников стоят перед непростым выбором: быть законопослушными гражданами и пусть сын служит или откупиться? В первом случае они рискуют не только деньгами, но и здоровьем, а то и жизнью своего ребенка, во втором – могут попасть под статью Уголовного Кодекса. Но, как говорится в рекламе, при всем богатстве выбора другой альтернативы у них нет.

С этим что-то делать надо, надо что-то предпринять

С тем, что российская армия уже не та, что была хотя бы в 50-60-х годах прошлого века, согласны все. Реформы в армии идут непрерывно уже второй десяток лет. Уже вместо двух лет призывники служат всего год, узаконена альтернативная служба, только вот отношение к армейской службе в России не меняется. Год, конечно, лучше, чем два. Но где гарантия, что этот год над тобой не будут издеваться и тянуть из тебя деньги? Альтернативная служба – замечательно, но проходят ее единицы. Просто потому, что ехать за тридевять земель, чтобы жить впроголодь (а платят альтернативщикам сущие копейки), охотников мало. Да и учреждений, согласных принять у себя такого служащего и обеспечить его на время службы жильем и зарплатой, тоже не бог весть сколько. Да и доказывать, что по своим убеждениям ты не можешь держать оружие, замучаешься. Легче опять-таки откупиться.

Вот именно об этом – об откупе об армии – и твердят с начала 2000-х годов многие политики. Совсем недавно депутаты от ЛДПР внесли на рассмотрение Госдумы законопроект, устанавливающий легальный откуп от армии. Цена избавления от «почетной обязанности и священного долга» — миллион рублей.

ЛДПРовцы, впрочем, не оригинальны. Первопроходцами в этом отношении стали депутаты фракции СПС в Госдуме в 2002 году. Депутат фракции СПС Владимир Семенов впервые предложил тогда узаконить откуп от армейской службы. Сумма должна была идти в бюджет Минобороны. Это помогло бы искоренить коррупцию в военкоматах. И в самом деле – зачем нарушать закон, если то же самое можно сделать вполне легально?

В 2003 году группа депутатов Госдумы фракции «Единство» предложила для тех, кто не хочет служить в армии, ввести платные шестимесячные военные курсы. Депутаты предполагали, что эта мера увеличила бы количество резервистов и улучшило бы материальное положение тех, кто служит в армии. Заодно армия избавилась бы от дедовщины, так как по призыву служили бы молодые люди одного года рождения. Увы, остальные депутаты предложение не поддержали.

В сентябре 2008 года отличилась карликовая Демократическая партия России, проведшая у Минобороны пикет в поддержку легального откупа от армейской службы. Через год о возможности откупа заговорила партия «Правое дело». Предполагалось, что на откупные деньги государство сможет накормить, одеть призывников. Увы, и в 2009 все закончилось словами.

И вот уже в 2010 году – законодательная инициатива ЛДПР. Если законопроект поддержат другие фракции, то от воинской службы можно будет откупиться за 1 миллион рублей. Деньги надо будет перечислить на счет Минобороны. Причем отсрочка покупается сразу на всю жизнь и не будет зависеть от состояния здоровья призывника.

И опять по этому поводу в России идут жаркие споры. У сторонников, как и у ярых противников идеи откупа есть веские аргументы.

За и против

Министр обороны, естественно, категорически против. Ведь если законопроект будет принят, придется вносить изменения в Конституции РФ и другие законы.

Против выступает и комитет Совета Федерации по обороне и безопасности. По словам сенаторов, армейская служба – конституционная норма. Чтобы изменить эту норму, надо внести поправки и в Конституцию, и в соответствующий закон.

Открыто назвали законопроект абсурдным члены партии «Единая Россия». А в Комитете солдатских матерей высказали опасения, что фактически все выльется в то же взяточничество: траты Минобороны никто никогда проконтролировать не сможет, к тому же где гарантии, что из-за резкого роста инфляции призывников через пару лет не попросят доплатить?

Другие эксперты находят, что это будет еще один налог на население, только по возрастному и половому признаку. Коррупцию откуп от армии не искоренит: размер откупа, наоборот, только увеличит размер взятки. И народ по-прежнему будет откупаться от армии нелегально, так как такой откуп обойдется дешевле. Что касается Минобороны, то Министерство не такое уж бедное, тем более, что, как уже говорилось, проконтролировать, на что именно потратило Минобороны «откупные» деньги, невыполнимая задача.

У правозащитников немного другой взгляд на армейскую службу, но они тоже против откупа. Законопроект ЛДПР еще раз показывает, что наша армия – рабовладельческая. Откупиться от службы в армии все равно что выкупить себя из рабства или откупиться от наказания. Но армейская служба не должна рассматриваться как одна из форм наказания. Более того – законопроект ставит в неравное положение граждан России. Понятно, что откупиться смогут лишь благополучные и богатые. Бедные пойдут служить. Пойдут служить дети-сироты, дети из неблагополучных семей. Военные аналитики говорят об угрозе снижения интеллектуального уровня призывников и люмпенизации Вооруженных Сил. Ведь служить будут только представители социальных низов.

«Введение платности за освобождение граждан от военной службы по призыву позволит искоренить взяточничество в военкоматах и значительно уменьшит количество преступлений и правонарушений», — возражают им авторы законопроекта. Вместо одного через пень-колоду служащего призывника армия сможет нанять нескольких профессиональных контрактников.

Поддерживает инициативу и Национальный антикоррупционный комитет. Его председатель Кирилл Кабанов даже предложил, чтобы откупаться призывники могли в рассрочку, скажем, вносить платеж по частям в течение десяти лет. А чтобы население восприняло эту идею, нужно откуп от армии сделать в виде налога.

Аргументы сторонников откупа, таким образом, таковы: эта мера не только дает возможность легально не идти служить тем, кто не хочет, но и создает условия для компенсации такого неучастия. Цена хоть и высока, но вполне законна.

«Призывнику спокойнее заплатить легально миллион, чем, ввязавшись в преступную коррупционную цепь, купить у той же медкомиссии фиктивное заключение о непригодности к службе за 10 тыс. долларов», – считают авторы законопроекта.

А как у них?

Кстати, откуп от армейской службы узаконен во многих странах, в том числе и в республиках бывшего СССР.

Например, с 2009 года в Киргизии, чтобы не служить в армии, надо заплатить около 300 долларов и пройти обучение на месячных курсах. Правда, число потенциальных призывников в Киргизии сейчас намного превышает потребности армии.

В 2000 году откупные ввела Грузия. Десять лет назад отсрочка на год стоила сто долларов. Сейчас плата за отсрочку от призыва на срочную службу в Вооруженные Силы Грузии составляет около 1100 «зеленых».

В Турции откупиться от армии насовсем стоит 10 тысяч евро. Примерно за 7 тысяч евро можно пройти курс двухмесячной военной подготовки и опять-таки не служить. Граждане стороны, не менее трех лет подряд прожившие за границей, обязаны пройти трёхнедельный курс подготовки. Те, кому меньше 38 лет, платят за это удовольствие примерно 5 тысяч евро, те, кто старше, -7,5 тысяч евро.

В Узбекистане от армии откупаются за 537 долларов. Это 25 МРОТ, в пересчёте на российский МРОТ сумма составила бы около 5 тысяч долларов.

В Монголии откупиться от армии обойдется в 690 долларов. Для тех, кто не может служить по религиозным соображениям или является единственным кормильцем в семье, сумма снижается вдвое.

А вот в Греции удовольствие не тянуть армейскую лямку обойдется в 10178 долларов. Причем разрешено это делать только 35-летним призывникам. Они, уплатив оброк, будут служить всего 45 дней. А до 35 лет «волынить» можно на вполне законных основаниях, ссылаясь на учебу или жизнь за пределами Греции.

Но эти страны, по уверению противников откупа, России не указ и тем более не пример. У нас чины Минобороны предпочитают думать не о том, как сделать службу в армии действительно почетной обязанностью, и не о том, как армию реформировать и перевести ее на контрактную основу, а о том, как бы загрести побольше молодых людей. Уже вовсю идут разговоры об увеличении верхней планки призывного возраста до 30 лет. Подготовлены также новые законопроекты о военной службе. Суть этих документов – невиданное ужесточение правил призыва в армию. По-русски это называется «не мытьем, так катаньем». Так что вполне возможно, что очень скоро даже такого вопроса «служить или не служить?» никто не будет задавать. Все граждане призывного возраста пойдут служить как миленькие. Если, конечно, не найдут денег на взятки военкоматам и врачам.

Автор: Светлана Любошиц

Поделиться

Отзывы

Комментариев к статье нет!

Другие публикации

Страховки для тех, кто едет отдыхать
Как найти управу на соседей?
Свиной грипп — "рекламный" вирус
Из развода можно сделать праздник
«Летнее» и «зимнее» время отменят