Сегодня:  
Мы в соцсетях
СелНовости
Архив статейОбщество Исповедь бывшей наркоманки

Исповедь бывшей наркоманки

«Я держусь!» Знаю из собственного опыта о том, какую страшную беду таят в себе наркотики. У меня с проклятым зельем свои счеты - из-за них я потеряла маму.
Несколько лет я была на самом дне жизни. От меня отказались все. Нормальная девочка превратилась в грязную, убогую наркоманку, которая за дозу готова была отдать все, даже собственное тело.

...Меня воспитывали бабушка и дедушка. Отец завел новую семью, а мама была по горло занята работой. Она преподавала английский язык и до позднего вечера давала частные уроки. Бабушка и дедушка держали меня в строгости: следили за учебой, не позд-нее 9 часов вечера я должна была быть дома, иначе головомойка и полный запрет на телевизор. Моими лучшими друзьями в детстве были книги, в общем, послушный ребенок без особых проблем.

А потом я поступила в институт. Поводок, на котором меня долго держали, резко ослабел. Однажды на вечеринке, устроенной по поводу сдачи первой сессии, я попробовала наркотики: хотела быть как все в этой компании, хотела испытать неизвестное. И понеслось!

Я попала в плен сразу и надолго. На наркотики шли любые деньги, которые появлялись у меня, однажды я даже покусилась на святая святых - на книги. Мой дедушка собирал их всю жизнь, работая директором сельской школы.

Он попал в больницу с сердечным приступом, когда не обнаружил нескольких томов Ключевского, которого он читал вечерами как Библию. А меня ничего не трогало, лишь бы побыстрее добыть деньги и уколоться.

В наш дом пришла беда, но я этого не понимала. Героин дарил мне чувство свободы, и это чувство сначала мне даже нравилось. А то, что творилось с моими близкими, меня не волновало. Я тащила из дома все, что попадалось под руку, мне было наплевать на чьи-то страдания. Я катилась в пропасть, нисколько об этом не сожалея: тогда я расценивала это падение как полет на крыльях долгожданной свободы.

Шло время. Я бросила институт, скиталась по притонам. Меня по ним разыскивала мама. Дед с бабушкой слегли, не в силах одолеть такое несчастье. А маме уже некогда было заниматься с учениками, она все время металась, разыскивая меня, откачивая после особенно тяжелой ломки. Уговаривала начать лечиться, но я будто и не слышала ее. Однажды мамочка нашла меня в каком-то старом гараже, где я буквально подыхала от передозировки. Притащила домой, отмыла, вызвала «скорую»... Помню, как мчал меня автомобиль в реанимацию, и вдруг из тьмы, боли и кошмара вынырнуло ее бледное лицо с огромными, наполненными слезами глазами. Эти глаза потом следовали за мной неотступно, и когда я наконец более или менее пришла в себя, буквально закричала:
- Я буду, буду лечиться, я хочу жить!!! Будь прокляты эти наркотики!

Это был первый шаг по невыносимо тяжелой дороге избавления от моей болезни. Рядом со мной всегда была мама. Ей тоже, как и Лениной маме, пришлось бросить свою профессию и стать «челноком», чтобы заработать деньги мне на лечение. А деньги на это нужны большие. Моя бедная мамочка таскала тяжелые сумки с турецким и китайским барахлом, а потом стояла за прилавком в жару и в холод. Набрав нужную сумму, она везла меня к лекарям, которые гарантировали выздоровление. Вбухав все, что у нее было, в мое лечение, она ждала... Проходил месяц, другой - и ненавистный героин снова брал верх. Все начиналось сначала. Я приходила в отчаяние, а что испытывала она?! Когда я металась, потеряв всякую веру в то, что избавлюсь когда-нибудь от этого страшного рабства, мама еще находила силы меня успокаивать:
- Все будет хорошо! Не достигнув дна, не оттолкнешься...

И я снова тонула и снова пыталась оттолкнуться, а она с раннего утра спешила на рынок - надо было работать, чтобы раздать долги.
А прошлой зимой стояли жуткие морозы. Ма¬ма торговала, хотя на дворе было больше тридцати градусов. Вечером у нее поднялась температура, но она пересилила себя и наутро все равно встала за прилавок. А я в это время сидела дома, в тепле, приходя в себя после очередного срыва. Больше маму живой я не видела. С рынка ее увезла «скорая», когда она потеряла сознание, а через два дня мама умерла от скоротечного воспаления легких.
Не прошло и сорока дней, как следом за ней ушел из жизни дедушка, не сумев пережить смерть дочери, и теперь мы с бабушкой остались вдвоем. Я понимаю, что у моих родных два убийцы - я и героин. Поэтому решила раз и навсегда: как бы ни было мне тяжело, героину больше не поддамся! Вот уже несколько месяцев я живу без него. Держусь из последних сил, но говорю себе снова и снова: скорее я перережу себе вены, чем воткну в них шприц! И я терплю. Казню себя и проклинаю героин, но держусь! Ты слышишь меня, мама, я держусь!

Автор: Анастасия Е., Свердловская область

Поделиться

Отзывы

Комментариев к статье нет!

Другие публикации

Мужчины в военной форме
Как воспитать в дочери женственность
Поздние браки: за и против
Дождаться солдата
Покоряем сердце мужчины-Тельца.