Сегодня:  
Мы в соцсетях
СелНовости
Экономика Атаман казачьей общины Иван Иванович Жабин

Атаман казачьей общины Иван Иванович Жабин

казачья община...На официальных совещаниях, когда в них участвует Иван Иванович Жабин, глава муниципального образования «Софиевский сельсовет» (он же атаман казачьей общины, он же основатель и негласный руководитель закрытого акционерного общества «Агрострой»), в его адрес слышатся увещевания с заметной долей раздражения: «Иван Иванович, что это за самоотделение вы устроили? Почему не подчиняетесь власти, почему устанавливаете на территории сельсовета свои законы?»

Иван Иванович, случается, рвется к трибуне, дабы объяснить народу свою позицию. Или молча в сердцах махнет рукой: дескать, не понимают казака, его желаний и устремлений! На этом все и кончается - до следующего сбора. А Жабин, он продолжает гнуть свою линию...
О казачьем атамане, установившем в Софиевке свои законы, я был давно наслышан. Говорили всякое, причем мнения были диаметрально противоположны: «Жабин - узурпатор и деспот. Жабин - благодетель. Жабин - кормилец». И даже: «Жабин - божий человек». На меня лично лихой пятидесятилетний атаман из Софиевки произвел впечатление самобытной и неординарной личности. В казаке Иване Жабине оказалось столько всего наворочено, что автор оставляет право за читателями самим определить, как относиться к Ивану Жабину и его новациям.

«Прочь с моей земли...»

Иван, внук и сын казацкий, смолоду подался в город. В Оренбурге быстро устроился: курсы водителей, работа автослесарем, потом армия и политехнический. В 26 лет он уже имел все, о чем только мог мечтать молодой советский специалист с дипломом инженера автомобильного транспорта: семью, дом, машину.

Пришли новые времена, и Жабин с азартом бросился в бизнес. Строил дома, торговал, гонял со всего света машины на Южный Урал. («Даже из Объединенных Арабских Эмиратов легковушки пригоняли».) Команда у него была сплоченная, напористая.

Появились у Ивана деньги, связи, бизнес креп и расширялся. Его отцу не нравилось, чем шустрый сын занимается, пустое все это: купи-продай. Болела душа у старика о родной Софиевке, которая с приходом капитализма в Россию стала чахнуть, беднеть, спиваться. Ване отец перед смертью оставил один-единственный завет: «Не дай помереть Софиевке». А тот и сам уже решил для себя: «Поеду в Софиевку старость встречать».

Перемены, произошедшие в родной станице, Ивану Ивановичу сразу не понравились. В Софиевке прочно обосновалась свора (иначе и не назовешь) дельцов, которые купили в селе пару хат и устроили в них подпольный винокуренный заводик. Дешевая паленая водка полилась рекой по Пономаревскому району. - Кончайте, ребята, народ спаивать, - предупредил Жабин «предпринимателей». - Христом Богом прошу, кончайте это дело.

Те не вняли совету будущего атамана, а зря.

...В одну из темных ночей винокуренный домик-заводик окружили молчаливые мужики в пятнистой униформе - казаки из Оренбурга, гонщики машин из команды И.И. Жабина. Выволокли подпольных виноделов на свет божий, окрестили каждого плетьми, погрузили в рефрижератор и вывезли прочь из района. А дом прокаженный почти в то же время возьми да и загорись синим пламенем. В общем, ничего не осталось в память о пришельцах.

Ивана Жабина в милицию, прокуратуру по фактам избиения и поджога, конечно, вызывали, и не раз, но все прошло без последствий. Правда, через недельку кто-то пальбу устроил неподалеку от Ивана Ивановича, но тот падать на колени, а тем более шарахаться по кустам, как заяц, не стал. Не таков характер. Просто попросил сведущих людей передать «стрелкам», что в следующий раз они в ответ получат заряд дроби, сами знаете, в какое место.

...На казачьем кругу станицы Софиевка народ сказал «Любо!», когда в атаманы предложили Ивана Ивановича Жабина.

Битие определяет сознание?

О том, что атаман Жабин потчует своих землячков плетьми за разного рода прегрешения, можно узнать сразу при входе в резиденцию сельского главы. Рядом с приемной висит решение казачьего круга «О наказании за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения». Так вот ежели сел казак за руль под хмельком, то может запросто получить до десяти ударов плетью. А это ой как больно и обидно!
- Иван Иванович, цивилизованный народ в Оренбурге называет вас пережитком прошлого. Разве это дело, в двадцать первом веке пороть людей, ведь за такое издевательство над личностью можно и под статью попасть?..

- Ну жалеть «униженных и оскорбленных» у нас умеют. Только крестьянина не жалеть, а беречь надо. Вот я и стараюсь сберечь, отвести от греха хотя бы с помощью плетки. Впрочем, что это все только о порке да о порке меня спрашивают? Не часто у нас дело до плетей доходит! И это не моя инициатива, так решили станичники. Хочешь мое мнение на сей счет услышать? Скажи, пожалуйста, как иначе вразумить человека, если он по пьяному делу руку на мать родную поднял, а?! Что, взяться уговаривать: не бей, Колюшка, матушку? А может, в суд подать на сволочного сыночка? Пока там разберутся, он старуху в гроб загонит. Было дело, признаю. Выписали одному такому ухарю несколько плетей да приказали принародно прощения просить у обиженной матери. Другого рецепта для исправления я тогда не видел.

Бабы станичные ко мне часто приходят со слезами: Иван Иванович, помоги, мой совсем запился, «закодируйте» его своими методами. Иной раз приходится поручать казакам, чтобы провели «кодирование». Конечно, понимаю, кто-то скажет, что это средневековье, но как иначе исправить мужика?

А рецепт прост: не пей водку и трудись

Хотя от плеточной системы воспитания атаман Жабин пока еще не отказался, но рецепт исправления нравов и возрождения села, кажется, изобрел. У Ивана Ивановича разработана довольно своеобразная идеология подъема благополучия российского крестьянства. Так называемая «Программа первоочередных мер по развитию села как единой социально-экономической структуры агропромышленного комплекса Российской Федерации». Но об этом он расскажет сам и чуть ниже. А пока посмотрим, чего достиг Иван Иванович за десять лет реформ в Софиевке и как он один справляется с тремя ответственными должностями - главы местной администрации, атаманства в казачьей общине и руководителя ЗАО «Агрострой».

Помощников в военных френчах, софиевских казаков, у него, конечно, более чем достаточно. Однако атаман привык во все мелочи вникать сам и потому целый день колесит на своем видавшем виде джипе по станице и ее окрестностям. Молокоприемный пункт, мясокомбинат, мельница, комбикормовый цех, лесопилка - полигон по изготовлению цементно-стружечных блоков... Всюду надо побывать, своими глазами посмотреть, как идут дела, как претворяется в жизнь главная идея - развитие частного животноводства в Софиевке. Первый сборный дом с мини-фермой (можно считать его прообразом будущего станицы) уже обретает плоть и кровь.

Деньги зарабатывать Иван Иванович умеет. Этого у него не отнять. Имеется в его ЗАО «Агрострой» и маслобойка, где получают отменное подсолнечное масло, пекарня, где пекут очень хороший хлеб, а также сеть магазинов в районе и за его пределами. Сельхозпродукцию, производимую в Софиевке, с успехом продают в Оренбурге - этим командуют жена и дочь Жабина. Деньги от семейного бизнеса стекаются сюда, в станицу, чтобы превратиться в дома, склады, машины, перерабатывающие предприятия.

- Приезжают иногда ко мне районные, областные начальники и инспектора, - хмурится Иван Иванович, - начинают интересоваться моими доходами, а я говорю: вот оно, мое богатство, - возрождаемая Софиевка, где народ почувствовал, что и на селе можно жить как цивилизованные люди. Все вложено в станицу! Вы же нашему муниципальному образованию практически никаких денег не выделяете, вся инфраструктура села лежит на плечах «Агростроя». А раз так, то какие к нам требования, претензии, вопросы? Сегодня мы живем самостоятельно. Вот это-то слово - «самостоятельно» - многим и не нравится. За это и величают меня смутьяном. Ай, об этом не будем...

Жабин убежден: село - отнюдь не «черная дыра», как считают в Минфине. Если с умом хозяйствовать, то обязательно будешь в выигрыше. Вот смотрите. В прошлом году в Софиевке заложили на хранение 2 тысячи тонн отменной ржи. Продавать зерно сразу Жабин отказался, потому что цену давали унизительную - по 400 рублей за тонну. Это же смешно! Подождали год. В станицу приехали покупатели и не торгуясь выложили по 5 тысяч рублей за тонну. Уже другое дело!

...Молва о новой жизни Софиевки быстро разлетелась по сельским районам Оренбуржья. И несмотря на слухи о «массовых порках», повалил в станицу, где есть возможность заработать, народ из разваливающихся хозяйств. При мне прибыли парни из Бугурусланского района. Работу получили и даже подъемные. Фермер Роман из Акбулакского района тоже заехал посмотреть на знаменитого атамана. Увиденным остался доволен. Теперь собирается привезти в Софиевку целую бригаду работников. Требование ко всем, кто устраивается в «Агрострой», в общем-то, простое: «Не пить водку, добросовестно трудиться». Вот и все, что нужно атаману Жабину.

Подворье радует и обещает больше

А вот каким представляется атаману будущее село. Можно назвать это его личной программой:

- Работать на земле и быть нищим - стыдно и грешно! Обратимся к примеру моей станицы. Сейчас в Софиевке 670 дворов, из них экономически состоятельных - семей двести, не больше. И вот эти двести дворов способны задавать тон всей станице. Какой тон? Держат по пять и даже больше голов скота, коров в первую очередь. Это фактически семейные фермы, но чтобы они процветали, надо их заинтересовать продуманными кредитами. Есть такая программа - «Сельский дом». Но почему только дом, а не семейный бизнес? Дайте крестьянину прямо сегодня за литр молока 8 рублей, а зимой - десять. Гарантирую: через пять лет вы село не узнаете. Появится мелкий производитель, выраженные собст-венники. Одна часть населения будет продавать молоко. Другая - меньшая - превратится в скотопромышленников, которые будут скупать молодняк, доращивать и сдавать на мясокомбинаты. Третьи займутся заготовкой и поставкой кормов на крестьянские подворья. Ничего ведь нового! Обыкновенная специализация, разделение труда. Каждый занимается тем, что ему больше по душе.

Зачатки этого есть уже в нашей Софиевке. Мы построили в станице модульный мясокомбинат. Он закупает молодняк с крестьянских подворий, но главной-то воспроизводимой базой остается мелкий производитель, крестьянский двор! Мы организовали в Софиевке молокоприемный пункт, чтобы сельчане не маялись с проблемой, куда девать излишки молока.

От сарайчиков на крестьянском подворье давно уже надо отказаться. Рядом с усадьбой должна стоять маленькая, аккуратненькая ферма с доильными аппаратами, бидонами, бытовыми охладителями молока, компактными системами удаления навоза... Страна на это раскачаться не может. Так ЗАО «Агрострой» взялся строить, а скоро и передавать начнет эффективным хозяевам мини-фермы...

Софиевка для такого переустройства созрела. Уже сейчас здесь среднее казачье хозяйство выращивает в год до 30 поросят, держит 2-3 коровы. В итоге годовой семейный доход - до 90 тысяч рублей. Ну и полное обеспечение семьи мясом, молочными продуктами, яйцом, птицей...

Крестьянское подворье для софиев¬ского атамана - как любимое дитя для батьки. Уже радует, а обещает еще больше. Ведь не будь подворья, село в России уже давно погибло бы. А оно живо! За счет своего самого жизнеспособного звена - крестьянского личного хозяйства. О чем толковать, если невооруженным глазом видно: каждый вложенный в него рубль подворье отрабатывает быстрее и эффективнее, чем крупные хозяйства. Так считает Иван Жабин.

Жив хозяин!

В Софиевке крестьяне уже сейчас подписывают с мясокомбинатом договоры, по которым они получают корм для своего скота. В ответ - обязательство вырастить и сдать продукцию в живом весе. Стоимость комбикорма вычитается при окончательном расчете. При этом она не должна превышать 30 процентов от стоимости сданного мяса. Ясно теперь, почему в станице многие казачьи подворья выращивают в год до 30 поросят?

Однако фактов, даже самых приятных, атаману мало. Хозяин-собственник, рассуждает он, - это понятие не столько юри-дическое или экономическое, сколько социально-психологическое. Или даже нравственное. Разве каждый может стать хозяином? Нет и нет. Только одно место есть в России, где сохранился целый пласт таких людей. Это те, кто не разучился тру-диться на крестьянском подворье. Уж как только эту породу не искореняли - уравниловкой, мизерной оплатой тяжелого крестьянского труда, глупыми командами... А она все-таки выжила! В губительной среде пьянства, воровства, безответственности по отношению к труду, к себе, своей семье. Вот эту среду, абсолютно не пригодную к созидательной деятельности, и пытаются сохранить те, кто хозяйничает сегодня на рынке продо-вольственного сырья. Она им очень удобна: не мешает ввозить в страну промороженное мясо низкого качества и прочее, чего мы сами якобы произвести не можем. Так не бывать этому! И Софиевка это докажет.

- А скажите, Иван Иванович, - спрашиваю на прощание, - кем вас все-таки считать: благодетелем, помещиком, бизнесменом?..

- Я - казачий атаман! Этим все сказано.

Автор: Редакционная статья

Поделиться

Отзывы

Комментариев к статье нет!

Другие публикации

Заказать сайт недорого и в срок
Преимущества гранитных памятников
Что будет с долларом, прогнозы экспертов
Безналичный расчёт при оплате на АЗС с помощью топливных карт
Атаман казачьей общины Иван Иванович Жабин