Сегодня:  
Мы в соцсетях
СелНовости
Культура «Русская зима» не вернется

«Русская зима» не вернется

Многие наши читательницы продолжают безутешно скорбеть о без¬временном уходе Алек¬сея Ягудина из люби¬тель¬ского фигурного катания. И веские основания для горьких сожалений у них есть. Профессионалов, в которые подался всеобщий (его обожают в планетарном масштабе) любимец, у нас даже по телевидению показывают раз в год, и то по обещанию. Про то, чтобы вживую увидеть мистера «Русская зима», как прозвали ученика Татьяны Тарасовой за границей после феерической произвольной программы на Олимпийских играх в Солт-Лейк-Сити, и мечтать не приходится.

«Я достиг в спорте всего...»

Сам Алексей отнюдь не грустит (во всяком случае, прилюдно) по поводу расставания с любительским статусом. «Я до¬стиг в спорте всего, чего только можно, - заявил он на одной из недавних пресс-конференций. - Поэтому нисколько не сожалею о случившемся. Карабкаться который раз кряду на одну и ту же вершину - довольно скучно».

В своем новом качестве Ягудин разглядел немало преимуществ. «Открылись ранее неведомые горизонты для творчества, - говорит фигурист. - Я осознал, что прежде выступал в основном для судейской бригады, а не для зрителей. Ситуация кардинально поменялась, и мне остается лишь искренне порадоваться этому».

Да, решение Ягудина, увы, бесповоротно. А все надежды, что он еще вернется, абсолютно беспочвенны. Правила Международного союза конькобежцев (ИСУ), куда нелегкая однажды занесла фигуристов, двусмысленности в трактовках не приемлют и лазеек для «беглецов» не оставляют: ушел, так ушел.

А ведь еще недавно фигурист был полон честолюбивых планов на будущее. «Думаю, на три Олимпиады меня хватит, - рассуждал он, как мне показалось, совершенно без задней мысли. - А дальше посмотрим, куда пойдет фигурное катание».

Ныне Ягудин категоричен: «Даже если бы у меня была возможность вернуться на любительский лед, я не стал бы этого делать. Для меня это прочитанная книга». Он отделил для себя спорт от искусства в пользу последнего и доволен теперь тем, что в его новой постановке присутствуют цирковые номера в сочетании с акробатическими. «Я не только катаюсь, но и летаю под куполом», - с нескрываемой гордостью признается он репортерам.

Биография на льду

Сейчас самое время вспомнить, как Алексей шагал по жизни и какие препятствия преодолевал на пути к славе. Родился он 18 марта 1980 года в городе на Неве, признанной вотчине отечественного одиночного мужского катания. Железным здоровьем в детстве не отличался. Собственно, мама и привела его за руку на каток в четыре годика не чемпионства ради, а исключительно для того, чтобы мальчик окреп и поправил здоровье. Сам Леша тоже с младых ногтей не грезил титулом олимпийского чемпиона. Мечтал быть «водилой» - хотел крутить баранку больших трейлеров или, на худой конец, такси. «Рос обычным ребенком, без всяких закидонов», - признается он позже.

Первой большой удачей в судьбе парня из простой питер¬ской семьи стало то, что он попал в руки тренера божьей милостью Алексея Мишина. Под его началом Ягудин одним из первых в мире освоил прыжок в четыре оборота. В 1996 году он становится чемпионом мира среди юниоров, а в 1998 году занимает пятое место на Олимпиаде в Нагано и выигрывает чемпионаты Европы и мира уже среди взрослых.

Дальше происходит непонятное. Алексей неожиданно бросает Мишина и уходит к неподражаемой Татьяне Тарасовой. Тогда многие полагали, что Ягудин сделал опрометчивый шаг. Сам он объяснил свое решение так:
- Когда мы выходили на лед одновременно с Женей Плющенко, то невольно провоцировали друг друга, подталкивая к более высокому уровню. Никто не хотел уступать ни пяди. Каждый не допускал и мысли, что он будет обделен каким-то элементом. Но это шло в ущерб нам обоим. Поэтому считаю свой переход к Тарасовой благом, а не ошибкой или каким-то капризом. Мишину признателен за науку, за постановку техники, однако от Татьяны Анатольевны я взял для себя ценного гораздо больше.

С той поры их имена неразделимы. Хотя поначалу мало кто верил в их успех. Но Тарасова с Ягудиным уехали в Америку и там начали свою глобальную «перестройку», давшую поразительные плоды.
- Алексей - мое лучшее произведение, - с жаром говорит тренер. - Что касается исполнительского мастерства - ему нет равных. Как актер он может танцевать любые партии - от Спящей красавицы до Бабы-яги.

В союзе с Тарасовой Алексей еще дважды короновался на чемпиона мира и Европы, неоднократно выигрывал финалы Гран-при. Но сезон 2000-2001 годов оказался скомканным и породил у специалистов сильные сомнения в правильности избранного наставником и ее воспитанником пути. В ту пору непогрешимым и непобедимым выглядел Евгений Плющенко, которому Ягудин уступил на всех стартах подряд.

Кульминацией их соперничества стала Белая олимпиада-2002 в Америке. «Золота» были достойны оба. Но Алексей оказался безупречен технически, а его произвольная надолго запала всем в душу и вошла в антологию мировой классики фигурного катания. Ягудин, всегда на людях доброжелательно спокойный и сдержанный, на сей раз удержать эмоций в узде не смог. Склонился на колени, поцеловал счастливый лед. Мечта сбылась! И слезы хлынули из глаз «железного» спортсмена.

Вот за это, в частности, его и полюбила многомиллионная аудитория во всех концах планеты. «Лешу, прощавшегося со спортом на этапе «Гран-при»-«Скейт Канада», провожала вся Страна кленового листа, - рассказывает Тарасова. - Зал рыдал навзрыд, заглушая порой музыку. С моим учеником расставались как с родным ребенком».

Признание, дорогого стоящее. Но слава не вскружила ему голову. Алексей остается в быту нормальным, общительным парнем. Всегда готов, если есть свободная минута, к контактам с прессой.
- Как вы проводите досуг? - поинтересовался у него во время последнего приезда фигуриста в Россию.
- Обожаю играть в большой теннис. Пробовал освоить и гольф, но так и не разобрался до конца в его премудростях. Иногда развлекаюсь боулингом. Еще посещаю бродвей¬ские шоу и изредка читаю фантастику.
- А как с рыбалкой?
- Увы, не доходят руки. А до дискотек - ноги (смеется). Наверное, возрастное.
- Когда вас в Америке задержали за рулем в нетрезвом состоянии, вам это никак не аукнулось?
- Да нет. И машину у меня не отбирали, как где-то об этом писали. До сих пор спокойно разъезжаю на ней. Это история, раздутая желтой прессой...
- Фигурное катание пойдет и дальше по пути усложнения?
- Во всяком случае, полагаю, что пятерной прыжок станет потолком для нынешнего поколения. Причем потолком вполне реальным. Сам я его не осваивал на практике, но точно знаю, что он достижим.
- Некоторые российские СМИ обвиняют вас в том, что вы из мести Мишину помогаете французскому спортсмену Жуберу обыгрывать Плющенко.
- Я Саше Грязеву помогаю тоже. Месть здесь решительно ни при чем. Мне интересно работать с молодыми перспективными ребятами, которые имеют свое лицо. - Но пока на тренерской работе зацикливаться не намерены?
- Контракт не позволяет. Но я никогда не скрывал, что стезя тренера меня привлекает.

Автор: Виктор Васильев

Поделиться

Отзывы

Комментариев к статье нет!

Другие публикации

Заказ билетов при помощи лидирующего интернет сервиса
Играем в классики
Смесь парижского с татарско-нижегородским
Лев Лещенко: “Все надо делать с улыбкой…”
Елена Баранова мечтает о баскетбольной школе